XI конкурс туристской фотографии
"ФотоТур-2020" завершен.
С результатами можно ознакомиться на форуме.
На главную страницу
Мастерская ФМК и Prokat.pw предоставили призы для
победителей соревнования «Осенняя Протва - 2020»

Отчёты и рассказы :: Пешие походы :: Крайний Север
Полярный Урал, хребет Оче-Нырд

          Удмуртия расположена в Предуралье, поэтому многие из нас не понаслышке знают, что такое Уральские горы. Во время сплавов по уральским рекам я тоже познакомился с ними довольно близко. Поросшие лесом средней высоты хребты, по берегам прорезающих их рек нередки мощные открытые выходы горных пород, причудливые скалы - так называемые «камни» или «бойцы» - это как визитная карточка Южного, Среднего и Северного Урала.
          Но минувшей зимой, работая в Заполярье, я увидел Полярный Урал. Увидел и был поражен. Остроконечные, покрытые снегом вершины, причудливо изгибающиеся хребты, глубокие ущелья и сказочные нагромождения камней. И никаких деревьев, даже кустарники только в долинах и у подножия хребтов. Трудно было поверить, что это тот самый «седой Урал». Можно сказать, что я с первого взгляда был пленен этой безмолвной величавой красотой. Особенно меня впечатлил ряд вершин, соединенных стеной с остроконечным зубчатым верхом, которые обрамляли что-то наподобие цирковой арены. Глядя на это чудо света, каждый раз хотелось заглянуть внутрь, посмотреть, что там. Почитав литературу, я узнал, что это одно из самых суровых, но красивых мест Полярного Урала - хребет Оче-Нырд. Здесь находится самая высокая вершина северной части Полярного Урала - гора Нгэтенапэ, внутри отрогов хребта спрятаны мощные ледники и красивые озера. А сбегающие с хребтов ручьи создают многочисленные красивейшие водопады.
          В общем, я понял, что я должен там побывать. Я очень этого хотел, и в августе мое желание осуществилось. Но, обо всем по прядку.
 
Подготовка
 
          Мои приготовления начались с разработки маршрута. Надо сказать, что готовиться было трудно, так как отчетов в интернете крайне мало, туристы здесь явно толпами не ходят. Тем более, мне хотелось, с одной стороны, объять необъятное, с другой - я же не прожекты строил, я действительно хотел пойти, поэтому маршрут должен был быть реальным. После долгих раздумий прорисовался довольно логичный почти кольцевой вариант: вхожу в горы с севера, по реке Очетывис до озера Очеты. Поднимаюсь на Нгэтенапэ, потом по ручью Трехозерному двигаюсь на ледник Алешкова. Оттуда, огибая хребет с северо-востока, сворачиваю по долине на юг, выхожу к истокам реки Большой Кары. По ней двигаюсь до левого притока - Мядыяхи, и иду по его долине, которая через водораздел выводит на приток реки Пырятане, впадающей в Большое Щучье озеро, которое можно назвать одной из жемчужин Полярного Урала. От него обратно к Большой Каре, огибающей южные склоны хребта. Поднимаясь по ее правым притокам, можно обследовать ледники. А далее все по Каре и до трассы. По отчетам, вдоль Кары должна быть оленья дорога - ворга.
          Вот такой несложный маршрут. Было у него только два серьезных минуса: по этому маршруту еще почему-то никто не ходил, и пройти его я запланировал за пять суток. Так складывались обстоятельства, что больше выделить на это я не мог. Не смотря на то, что у меня есть знакомые, увлекающиеся туризмом, поиски напарника не увенчались успехом. Нет, желающие были, у товарищей загорались глаза, когда они слышали про Полярный Урал и понимали, что это реально и доступно. Но по разным причинам постепенно все отпали. Отказываться из-за этого от похода я не стал, так как понимал, что другой возможности может и не быть, а не побывав там, я долго не смогу спокойно спать, так как я уже заболел этим, уже ощущал себя там.
 
Вперед и с песней
 
          И вот, приготовления позади, я в горах. 16 августа в 19.45 наш Уазик оставил меня с рюкзаком на карьере Очатывис, и я пошел. В принципе, отсюда и предполагалось начать маршрут, но намного раньше. В первый день я планировал дойти до озера, но было понятно, что 17 километров за оставшееся время на одолеть, все-таки, уже не полярный день, в 21 час темнеет (к концу похода ночь надвигалась уже в начале девятого). Перед отъездом из вахтового городка мне добавили адреналину - только ленивый не напомнил, что здесь хватает медведей, росомах, которые очень опасны, поэтому одному и без оружия в горы соваться не стоит. А так как ленивых у нас нет, то этими предупреждениями я был сыт по горло.
          Стартанул я очень бодро, и силы еще свежие, и экономить их не нужно, больше двух часов не пройти в этот вечер. Заранее решив, что буду двигаться по 50 минут и 10 минут отдыхать, с удовлетворением отметил, что за первый час прошел 4,05 км. Неплохо. По тундре вообще быстро ходить невозможно - то подъемы, то спуски, то кочки, то проседающая почва, то густой кустарник. А тут еще за спиной ноша 26 - 28 килограммов. Кстати, о рюкзаке - все, кому я говорил его вес, или кто пытался его поднять, удивлялись, чего я так много умудрился набрать на 5 дней. А между тем, у меня был жесткий отбор. Первоначально рюкзак весил около 30 кг., я понимал, что это очень много, убрал часть еды, одежды, еще по мелочи, но вес уменьшился только на 2 - 3 килограмма. У меня не было консервов, хлеб только в сухарях, еда только быстрого приготовления (решил, что за 5 суток не отравлюсь, зато варить ничего не надо, газа хватит 2 баллона). Палатку нашел легкую, всего 2,1 кг. Были еще легче, но я принципиально искал с тамбуром, так как пользоваться газом на улице в непогоду невозможно, в палатке тоже не дело. В общем, больше не нашел ничего лишнего и пришлось смириться с таким весом.
          На втором часу ходьбы я вышел на воргу (дорога, созданная оленьими упряжками), идти стало несколько легче, но начало темнеть, к тому же впереди по курсу вдали видны были сполохи зарниц, и я решил заночевать. Палатку решил поставить на полянке в кустах, чтобы хоть немного защититься от ветра. В эту ночевку я должен был опробовать и новую палатку и самонадувающийся коврик. Палаткой в целом остался доволен. Есть, конечно, существенные минусы: тамбур бы чуть побольше, юбку от ветра и холода, боковые крепления и растяжки, но это все лишний вес (хотя, боковые крепления я все-таки пришью). Но есть и несомненные плюсы: нет особых заморочек с установкой, я один собрал ее за 5 минут, правда, без дождя и сильного ветра, и то, что собирать ее можно одним махом, не расцепляя полог и палатку. Это очень упрощает вечернюю установку.
          Взял котелок, и уже в сумерках отправился на речку за водой. Там полюбовался        бурлящим, вечно куда-то спешащим потоком, ополоснулся по пояс, одел все сухое и вернулся в палатку. Удивительно, но совершенно не досаждали комары и мошка. Поужинав, я расслабился. Было спокойно, хорошо, и я представлял, как сейчас усну, закутавшись в спальник. Но когда я успокоился, мне начало казаться, что вокруг палатки кто-то ходит. И судя по звукам, не ежик, а кто-то существенно побольше. Но выходить было лень, к тому же я  знал, что все равно никого не увижу, но было что-то тревожно. Потом начался дождь, под шум которого я незаметно уснул.
          17 августа. Встал в 6.30. Позавтракал, собрался и в путь. Шел по дороге, вернее, это я сначала так считал. Но за время похода я уяснил для себя, что есть принципиальная разница между дорогой и воргой: дорогу обычно прокладывают там, где можно проехать, а олени идут там, куда им укажут. Поэтому я пару раз залетел в такую грязь. что чуть не оставил сапоги, и несколько раз с большим трудом перебирался через ручьи, чтобы не уйти под воду с сапогами. Но от этого я особо не расстраивался, поскольку свалилась неприятность посерьезнее - гора Нгэтенапэ была в облаках, и идти туда было бесполезно, так как на вершину в тумане не подняться. Позже я также обнаружил, что 2 комплекта аккумуляторов к навигатору у меня отказали, остался только комплект батареек, который я брал на всякий случай. Его могло хватить максимум на 2 дня, поэтому вести сплошную навигацию не получалось. Решил ориентироваться изредка, а батарейки беречь на последний день, так как выход - это было самое слабое звено в моей цепочке. Примерно на половине пути до озера навстречу попался ненец на оленьей упряжке (первый, встреченный мною в походе). Не поздоровавшись, не поговорив, он почти в первой фразе выдал: -Дай сто рублей. Опешив, я объяснил, что нет у меня с собой денег. Поговорив еще немного, он выдал новый перл: - Спирт есть? Когда узнал, что у меня и спирта нет, то потерял ко мне всякий интерес, но разрешил себя сфотографировать. Я даже не спросил, как его зовут, потому что побоялся, что после знакомства он вообще решит, что мы чуть ли не родственники, и уж теперь хоть что-то я ему должен дать. Уже у самого озера, на плато, с которого открывался неплохой вид, я встретил еще одного ненца, Николая. Их чумы стояли внизу, он поднялся позвонить. Сказал, что здесь есть связь, и долго ходил, ее искал. Потом я тоже там сумел позвонить (это было единственный раз за поход), но слышимость была неважной. Немного спустившись с плато  от ветра, мы перекусили моими запасами, поговорили об их жизни. В плане похода Николай ничем помочь не мог - на вершину он не поднимался, как туда пройти, не знает. На ледник тоже не ходил. Единственно, что обрадовал, сказал, что рыба в озере Очеты есть, и она ловится. Тогда я решил, что вместо восхождения отдохну часа два, порыбачу, а потом двину к леднику. Я перепробовал все блесны, все, что можно было прицепить, менял места, но бесполезно - ни тычка, ни провокации. Хотя, по отчетам, здесь действительно есть рыба, ловится голец и хариус. Не вытерпев, я спросил Николая, на что же они ловят. И услышал: - На сети. Действительно, пару сетей я на берегу видел.
          Подумав, я решил все же попробовать подняться на гору. Дойду до облаков, будет совсем плохо, вернусь, что же без боя сдаваться. Подниматься стал по руслу ручья, втекающего в озеро в северной части из ущелья, разделяющего отроги хребта. В самом начале узкого ущелья переобулся в берцы, взял маленький рюкзачок с фотоаппаратом, биноклем, курткой и дождевиком. Основной рюкзак спрятал между валунами, укрыв от дождя пленкой. Ручей был красив. Он то мощной, глубокой струей извивался меж камней, то растекался по камням на всю ширину ущелья (5 - 10 метров), то прятался под снег, то водопадом срывался с мощных плит, образуя голубые лагуны. Но часто приходилось  перескакивая по камням, перебираться через основное его русло, так как пройти по одному берегу было невозможно из-за осыпей или крутизны склона. Кроме того, разбросанные вокруг внушительных размеров валуны наводили на мысль, что когда-то все это было наверху, откуда и скатилось со страшным грохотом. При мне же, с хребта в ущелье дул только сильный холодный ветер. Я надел куртку, на кепку натянул 2 капюшона (от ветровки и от куртки), и даже активно двигаясь, не чувствовал особой жары. Чем выше вверх, тем чаще встречался снежный наст над ручьем. Местами он был тонкий, поэтому я обходил, вернее, облазил эти места по скалам. Кстати, про наст. Многие слышали, наверное, про историю с группой туристов под руководством Дятлова. Это произошло несколько южнее, на Северном Урале. Там в описании многие очевидцы отмечают какой-то красноватый, неестественный цвет кожи у погибших. Так вот, здесь на снегу также хорошо заметен какой-то налет красноватого цвета, причем, не только на этом ручье, но и у снежников на других склонах (на фотографиях это отчетливо видно). Что это такое, и с чем это связано, не знаю. Конечно, временами в разрезах скал встречаются пласты какого-то красноватого камня, но крайне сомнительно, чтобы от них могли возникнуть красные песчаные бури, накрывшие эти районы.
Когда я поднялся почти до самых истоков ручья, до гребня водораздела оставалось метров 300. Я остановился отдохнуть, так как последнюю часть пути проделал, перебираясь по крупным валунам, среди которых нередко встречались «живые». Навигатор показывал 700 метров высоты. Решив возобновить подъем, я посмотрел на гребень и обомлел - его скрывала пелена облаков, которые спускались все ниже. Забыв про осторожность, я начал ускоренный спуск, так как отчетливо понимал, что в случае дождя, на мокрых, скользких валунах запросто могу свернуть шею. Пару раз все-таки навернулся, но без серьезных последствий. Зато до рюкзака мы добрались почти одновременно - когда переобувался, все вокруг закрыла пелена и пошел мелкий нудный дождь. Я еще сумел найти почти сухие камни и устроился, закрывшись с рюкзаком пленкой. Но переждать дождь не получилось, и отдохнув с полчаса, двинулся дальше. Вообще, этот забег меня здорово изнурил, пора было подумать и об отдыхе, но на ночевку хотелось уйти подальше от этих чумов. Поэтому я решил перейти реку Очетывис и пройти сколько-нибудь вдоль впадающего в нее ручья Трехозерного в сторону ледника Алешкова. Ручей этот последние километры до устья бежит в красивом глубоком каньоне, образуя ряд живописных водопадов. Даже в пасмурную погоду, при дожде это выглядит потрясающе. Пройдя вверх по ручью километра три, я нашел неплохое укрытие как раз для моей маленькой палатки. С одной стороны узкая площадка граничила с руслом ручейка, с другой поднимался выступ. Зато рядом опять были кусты, защищавшие от ветра. Пока ставил палатку и сходил за водой, уже стемнело. С каким огромным удовольствием я поужинал, не спеша попил горячего чая и залез в сухой спальник. В эту ночь ничего не слышалось.
18 августа. Накануне днем, поднимаясь по ручью, я часто .пил из него - чистейший живой поток постоянно манил меня. Наверное поэтому еще за ужином появились боли в горле. Утром стало совсем плохо. Я вскипятил побольше воды, попил кофе, из оставшегося кипятка сделал чай с лимоном и залил в бутылку. Пить решил только это. Зато мне улыбнулась удача в другом - перебирая еще раз аккумуляторы, я нашел два рабочих и включил навигатор. В это утро он оказался очень нужен.
Ручей Трехозерный назван так, потому что он протекает через три озера. Из последнего в отроги хребта уходит ручеек, который и берет начало от ледника Алешкова. Это по описаниям. Но у меня на картах в навигаторе и в бумажном варианте только одно изогнутое озеро. Поскольку описание очень старое, а лето в этом году на севере было аномально жарким (около трех недель температура держалась выше 30 градусов), то я подумал, что из-за обильного таяния снегов и ледника, перемычки между озерами могло затопить, если они и сохранились до наших дней. Поэтому, повстречав на пути ручей, я пошел по его руслу. Но метров через сто, сверившись по навигатору, обнаружил, что удаляюсь от озера в другую сторону. Покружив полчаса в этом месте, понял, где нахожусь, и что ручья этого просто нет на карте. Вернулся к озеру и пошел дальше, но по правой стороне. Дошел до крутого скалистого берега, метров 30 еще прошел вдоль него по мелководью, но затем приличная глубина началась прямо от берега. Пришлось повернуть назад, дойти до ручья и перейти на левый берег озера.   По нему шел часа полтора, увидел все три озера. Очень красивые места, такая затерянная в горах долина, тишина, спокойствие. В одном месте пришлось перебираться по участку беспорядочных нагромождений огромных камней. Пришла ассоциация со сказкой: вот препятствие-предостережение для Ивана-дурака, чтоб дальше не ползал в царство Кощея.
Дойдя до ручья, снова оставил рюкзак, и дальше двинулся налегке. Потихоньку долина закончилась, ущелье становилось все глубже и уже, стены все круче и выше, местами их вершины прятались в облаках. Прошел пару небольших озер.  Наконец впереди стал виден снежник, который с подъемом уходил за поворот между двух стен. Здесь уже выбора не было, по бокам не обойти, пришлось идти по снегу (кстати, он тоже был покрыт разводами красноватого цвета). Местами по нему шли трещины, кое где снег был темный, совсем тонкий, под ним шумела вода. Вот только провалиться туда не хватало. В конце снежника ждала неприятность - ручей водопадом прорывался через довольно узкий проход с осыпными стенками. Обхода я не нашел, но страшно не хотелось поворачивать назад, когда до цели осталось всего ничего. Поэтому я сделал две попытки пробраться с правого бока, прямо по камням. Во второй раз еле успел вернуться, так как камень, за который я схватился рукой, чтобы подтянуться, вдруг сдвинулся и пополз вниз. К счастью, я вовремя одумался, и оставив его в покое, двинулся назад. Прошуршало только несколько мелких камней. да и то сбоку. С другой стороны склон выглядел более заманчиво, но перебраться на него не было никакой возможности – между настом и камнями было около метра, вода стачивала снег. Конечно, можно было бы перепрыгнуть, но вот обратно с камней забраться на наст уже бы не получилось.
Все, прохода нет! Пришлось повернуть назад. Потом, уже в спокойной обстановке, глядя на фото этого места, думалось, что вот тут или тут можно было подняться. Но я точно знаю, что я очень хотел туда пройти, я для этого проделал долгий путь, и я испробовал все варианты, какие мне казались реальными. На месте все выглядит несколько иначе. В тот момент я в первый раз (и единственный за время похода) пожалел, что один, что нет поддержки, связки, нельзя организовать страховку.
Вот так, не солоно хлебавши, я вернулся к рюкзаку. Отдохнув и перекусив, отправился дальше. Мой путь лежал на юг по долине к водоразделу, за которым берет начало крупная полярная река Кара. Шел вдоль ручьев, по берегам озер. А по бокам высились какие-то, словно укатанные, холмистого типа горы. К Большой Каре я вышел уже вечером, перед самыми сумерками. Шум ее был слышен издалека. И вообще, подойдя, удивился - вроде самые истоки, река-то всего ничего, а уже виден горный норовистый характер. Так как очень устал, решил палатку поставить в кустах и не делать растяжки. Расслабился, а ночью поднялся приличный ветер. Пришлось вставать и под моросящим дождем в темноте ставить растяжки у палатки. В этот день я пошел 32,1 километра.
19 августа. Собираясь утром, я обнаружил, чтоу навигатора осталось только одно деление заряда аккумуляторов. Для экономии решил включать его периодически. Мне нужно было не пропустить левый приток Большой Кары - Мядыяха, а шел я по правому берегу. Прошел каньон, очень красивый, на реке пенились пороги, шумела и билась в камнях вода, но идти иногда было очень неудобно, из-за крутизны стен скальные выступы приходилось обходить по мелководью. И хотя речка здесь была узкая, перейти ее не было никакой возможности. Часа через два вышел в долину. По карте приток должен быть уже совсем близко. Но я так и не мог найти брод. Вроде бы, река широкая, мелкая, течет по камням, сплошные перекаты. А только сунусь, доберусь до стремнины - глубоко, высоты сапог явно не хватает. Наконец нашел что-то типа перехода из камней поперек реки. Судя по следам на берегу, не один я пользовался этим мостом. Мядыяха сливается с Большой Карой под острым углом. В треугольнике между ними находится поднимающееся на 5 - 6 метров плато, изрезанное оврагами мелких ручьев. В одном из таких оврагов я и оставил рюкзак, чтобы налегке сходить к Большому Щучьему озеру. Вышел в 11.55 минут. Мядыяха - вроде небольшой ручей, а посмотришь на широкое каменистое русло, оставшиеся кое-где тарелки озер и небольшие протоки и понимаешь, что в паводок здесь очень весело и интересно. Вдоль Мядыяхи я прошел чуть меньше половины пути, потом ручей свернул направо. На каменистом осыпном склоне было отчетливо видно его русло, теряющееся в складках горы под самыми облаками. А буквально метров через сто с левого склона из глубокого распадка в долину спускался другой мощный ручей. Но бежал он уже в другую сторону, в попутном мне направлении. Вот он, водораздел. Примерно через километр ручей сворачивал вправо в ущелье, где сливался с рекой Пырятане, которая впадает в Большое Щучье озеро
Озеро я увидел в 15.00. Казалось, что недалеко впереди, думал дойду за полчаса. Но характер долины и ландшафт ближе к озеру существенно меняется. Появляется карликовая береза, еще какие-то растения, кусты ивняка высятся до 3 - 4-х метров. Только здесь я увидел обилие морошки (черника, голубика, брусника… - этого добра очень много везде). А незадолго до озера Пырятане, как настоящая река, образует очень мощную дельту - многочисленные рукава, протоки, заросли. С большим трудом я все же выбрался на северный берег озера, представляющий из себя приличный галечный пляж, но безлюдный.
Большое Щучье озеро - одно из самых глубоких и красивых горных озер России. Как драгоценный камень в знатной оправе, лежит его чаша в обрамлении суровых неприступных хребтов. Вид просто незабываемый, и от созерцания всего этого, появляется какое-то особое состояние. Стоя на берегу озера, трудно вообразить такое сочетание: более, чем на километр высятся окружающие его горы, и еще на 136 метров вниз уходит его котлован. Вода, конечно, чистейшая. Мне кажется, что такое название озеро получило благодаря своей форме - оно длинное и узкое. Узкое, это только относительно длины: ширина озера составляет от 400 до 1000 метров, а длина свыше 12 километров. Полюбовавшись озером, я решил в нем искупаться. Конечно, условия не совсем подходящие, но другой возможности не будет. Тем более, ноги горели, и надо было их остудить. Полностью раздевшись, я чуть не бегом зашел на 5 - 6 метров до глубины чуть ниже пояса, плюхнулся, побултыхался секунд десять и как пробка выскочил на берег. Забыл про свое желание обсохнуть на ветерочке, тщательно растерся рубашкой. Тогда я понял, насколько холодная вода активизирует мысленный процесс и освежает память: еще заходя в воду, я быстро сообразил, что остудить ноги и застудить, это разные вещи, и их не нужно путать. Кроме того, я мгновенно вспомнил строчки из «Василия Теркина»:                    
Шутишь, брат, вода не та.
Да, вода, помыслить страшно,
Даже рыбам холодна!!!
Вот как-то так, вроде бы, у Твардовского.
Очень жаль было уходить от озера, но время поджимало (первоначально планировалась ночевка у озера, но действительность внесла свои коррективы). Помня свои мучения, обратно пошел сбоку, у самого начала склона, а через некоторое время вышел на воргу. Поэтому темп у меня был выше, я засветло, нашел рюкзак, выбрал место у одного из оврагов и комфортно устроился. В этот день я прошел 32 - 34 километра, в основном все налегке. Все же, ночью давали о себе знать ноги, вернее, ступни. Утром я обнаружил. что они несколько опухли и появляются волдыри. К сожалению, этот вопрос я не продумал, ни мази, ни крема у меня не было. Решил почаще ополаскивать в ручьях.
20 августа. В этот день я уже вдоль Большой Кары направился на выход из массива хребта. Но основной путь придется на завтра, а сегодня еще предстоял осмотр ледника Долгушина. Я шел по правому берегу реки, потому что мне нужно было не пройти правый приток - ручей Озерный, один из рукавов которого берет начало с ледника. Надо отметить, что само расположение реки благоприятствовало. такому движению - Большая Кара текла под левым склоном хребта, а правая часть долины представляла из себя поднятое предгорное плато, изредка изрезанное впадающими ручьями и реками.
Часа через два я вышел к устью Озерного. Долина ручья была довольно широкой, заросшей высокими кустами с рваными полянами. Пока я искал место для ночлега, чтобы прямо там оставить рюкзак, пришлось несколько раз переходить этот ручей. Видимо, здесь так принято - перед впадением в реку делиться на несколько рукавов. Место, где оставил рюкзак, я запомнил, но, конечно, относительно того места, где находился. Рядом как раз была дорога, чтобы на следующий день не мучаться.
Примерно через километр ручей начинает делиться. Здесь я уже сверился по карте и навигатору, чтобы не уйти по другому рукаву. Пройдя немного по выбранному руслу, сразу убедился, что это именно то, что нужно - ручей буквально прорывался через скальные породы, образуя многочисленные водопады, пенящиеся потоки, голубые лагуны. Он то журчал меж камней, то шумел, грохотал в теснинах скал. Эта красота, эта неиссякаемая энергия и мощь просто завораживали. Сначала я пытался фотографировать, но это как-то отвлекало, поэтому дальше я просто шел и восторгался. Поднявшись, я увидел пару озер и заболоченную местность. Именно отсюда черпал свою силу ручей. А за ними возвышался моренный вал, восьмидесятиметровой, как отмечено в описании, высоты. Из него действительно местами текли ручейки и просачивалась вода из верхних ледниковых озер. Мой азарт как-то сразу поубавился, уж слишком высоким и неприступным показался этот вал. Но к моему удивлению, сделав только две остановки, я менее, чем через полчаса оказался наверху.
Впереди, на несколько метров ниже вершины вала, блестела гладь озера Очки (по форме озеро действительно походит на неровные очки). За ним был еще один вал, поменьше покоренного мной, а слева через перешеек камней снова виднелась вода. За ней на приличном расстоянии с большой высоты спускался ручеек (я понял, что мне надо его исток). И все это находилось в окружении высоких остроконечных отрогов с причудливыми башнями-зубцами. Прыгая и перебираясь через особо огромные камни, я пошел на штурм второго вала. Очевидно пораженный и околдованный увиденной красотой, я махом одолел его и еще один вал, и только тогда понял, что пословица «Умный в гору не пойдет», это не для меня, а точнее, не про меня. Ведь можно было не тратить зря силы и время перед решающим штурмом, а аккуратно пробраться внизу вдоль воды (что я и сделала на обратном пути). Наличие этих валов, возможно свидетельствует о том, что эти полости тоже когда-то занимал ледник, который, медленно спускаясь под тяжестью веса с отрогов, двигал впереди себя эту породу, создавая валы.
Подниматься на основной вал было гораздо сложнее. Во-первых, он значительно выше и очень крутой. Во-вторых, варианты подъема нужно было выбирать на довольно узком участке. И в-третьих, от брызг и просачивающейся через породу воды, многие камни были сырые и скользкие, особенно для резиновой обуви.
Наверху меня в буквальном смысле, ждали потрясения. Главное - это открывшийся вид - озеро Подкова, голубое, очень ровное и удивительно величаво спокойное, местами украшенное скальными островками. И лежит оно в глубокой чаше, надежно охраняемое высокой горной стражей. Прямо как какое-то заколдованное царство. Очень точно сказано: «Лучше один раз увидеть». Еще увидев нижнюю цепь озер, я понял, что не зря штурмовал первый вал. Здесь же я был просто потрясен. И подумал: очень хорошо, что путь суда не близок и труден - зато отчетливо чувствуется чистота и первозданность во всей этой красоте.
Следующее, что сразу бросалось в глаза - над моренным валом, расположенным за озером, не возвышался двадцатиметровый язык ледника. За валом виднелась арена ледника и снежные остатки на противоположных ее стенах. Выходит, не напрасна была тревога некоторых авторов, считающих, что ледники Полярного Урала исчезают с огромной скоростью. При подъеме к этому леднику (как и к леднику Алешкова) я в основном пользовался описанием 1958 года (может, и есть более поздние отчеты, но мне не попались). И последнее - забраться на этот вал и посмотреть, в каком же состоянии сейчас ледник, тоже не получилось. Скорее всего, из-за жаркого лета, таяние происходило интенсивнее, уровень воды в озере поднялся. Я попытался обойти левые скалы, чтобы подойти к арене изнутри, но прошел только половину: у последней мощной скалы, ограничивающей ложе ледника, задняя стенка опускалась почти вертикально. Все, дальше прохода нет. Если верить навигатору, я находился на высоте 753 метра.
Конечно, жаль. Но я не в обиде на Оченырд, за то, что не открыл сразу все свои тайны и сокровенный места. Того, что я увидел и ощутил, побывав в этих горах, хватает с избытком. Эмоции переполняют.
На обратном пути я слегка заблудился. Чтобы не бродить по оврагам и кустам, выйдя в долину, я пошел по террасе у правого склона. Когда подошел ближе к устью, то понял, что найти в этой широкой пойме с зарослями кустов и проплешинами полян то место, где я оставил рюкзак - нереально. Я бы точно нашел его, если бы оказался на той поляне, но чтобы на нее выйти, надо знать, как она выглядит сверху, что расположено рядом. Поэтому пришлось идти более долгим, но единственно верным путем: я дошел до реки, нашел там дорогу, по которой пошел против течения, пересекая пойму ручья. Уже темнело, когда я вышел на свою поляну. Ночью сильно похолодало. Я стал замерзать в спальнике, решил, что простыл и заболеваю. Оделся потеплее, и, очевидно, переборщил. Вскоре стал потеть. Ну, точно заболел, вот и пот прошиб. Решил попить горячего чая, вскипятил, заварил. После чая стало тепло, лишнюю часть одежды снял и спокойно уснул. Утром, вылезая из палатки, понял, что лето в горах заканчивается. Везде был иней. Я был здоров, только ноги побаливали. Ступни представляли из себя чередование твердых и водянистых мозолей.Они были в таком состоянии, когда смотреть на них уже нельзя, а идти на них еще можно и нужно.
21 августа. Это по плану должен был быть последним днем похода. Задача стояла одна - выйти на трасу и добраться до вахтового городка. Чтобы иметь запас времени, я встал пораньше, и уже в 7.30 отправился в путь. Перед слиянием с Малой Карой, Большая делится на две протоки, образуя остров. Перед этим на небольшом скальном участке расположен красивый каньон. Река там глубокая, поэтому течение спокойное, а вода голубая, сквозь нее видны камни дна. Очень красиво. На этом участке я встретил маленького, худенького олененка. Отстал, бедняга. Он немного прихрамывал. В одну сторону немного пройдет, в другую, так и бродил по тундре. Меня близко не подпускал, но и далеко не убегал. Я его звал за собой, но он так и остался один в тундре. Потом я сообщил о нем ненцу, которого встретил где-то через час.
Малая Кара является левым притоком Большой. В описании рекомендуется перед их слиянием переправиться на левый берег Большой Кары, перебраться через Малую Кару и по дороге идти вдоль Кары по течению. И вот здесь я поплутал. Когда перебрался через рукава Большой Кары, оказался на поляне, часто используемой для отдыха. От нее уходила ворга, которая вскоре пересекала какую-то речушку. Я решил, что это Малая Кара и смело двинулся по дороге. Когда метров через 500 на всякий случай глянул в навигатор, то очень удивился, что иду вверх по течению вдоль Малой Кары. Очевидно, это была дорога на Малое Щучье озеро, а пересеченной реки не было на карте. Пришлось возвращаться. С большим трудом нашел брод на Малой Каре, после переправы вышел на дорогу и опять пошел не в ту сторону. В этот раз заросшее кустами русло ручья я принял за Кару, а это оказался, просто ручей, которого не было на карте. Он был хоть и небольшой, но спускался с гор и шумел прилично. Найдя нужное направление, пошел по дороге, и вскоре встретил ненца на упряжке, который ехал навстречу. Довезти меня он никак не мог, но объяснил, что мне нужно перебраться на другой берег Кары, там есть дорога на трассу, а по этой я не дойду. И еще там буде белый чум у реки, может они довезут. Времени было около часа дня. Чтобы перебраться на другой берег, мне пришлось раздеваться и надевать берцы, так как перейти Кару в сапогах даже по перекатам, это невозможно, глубина здесь повыше колен. На другом берегу оделся, перекусил и пошел. Дороги так и не нашел. Видел три очень шикарных высоких каньона. В первом река неслась, как на пожар - пороги, перекаты, пенные буруны. Когда подходил ко второму, то поразился, что тихо. А там тишь да гладь, как в озере. Течение почти не видно. Голубая изогнутая лента с причудливыми скальными берегами. Да, вот бы сплавиться по такой реке. Но я уже намаялся нырять в овраги и продираться через кусты, поэтому фотоаппарат не доставал.
Только в восьмом часу вечера я подошел к белому чуму. Там был молодой ненец и две девушки. Они собирались, пока мы разговаривали с парнем, девушки успели собрать и увязать на нартах чум. Олени еще паслись примерно в полукилометре от нас. Этот парень, конечно, тоже не мог меня отвезти, потому что им надо менять место, уже вечер, а еще не собрались, оленей не поймали… Конечно, у меня чесался язык, но врожденная скромность не позволила спросить, а кто их гонит на ночь глядя, не могли что ли с утра пораньше двинуть. Но самое важное, чем меня обрадовал этот парень - на трассу отсюда можно выбраться только по дороге на том берегу. Видневшиеся вдали мачты и прожектор - это Гагарацкая КС (стройка компрессорной станции). По дороге до нее меньше 20 километров. Только один раз, дойдя до старых балков, нужно будет свернуть по дороге влево от реки. Больше развилок не будет. Все просто. Иди, говорит, пока совсем темно не станет, успеешь дойдешь до дороги, а там машины ездят, посадят, довезут до моего городка. К утру будешь на месте. Мне показалось, что во всем этом много спорного, стал объяснять, что уже прошел за день 30 километров (это точно), и пройти быстро еще 20 не получится. Но он стал все объяснять по второму разу, и я решил не терять время. Уже мало на что надеясь, попросил хоть перевезти на другой берег или проводить меня. Но вторых сапог у него не было (сапоги у них у всех болотные), поэтому ненец посоветовал переходить босиком или в носках. Пожелав им всего хорошего и оставив лишние запасы продуктов, я отправился к реке. Кару переходил, конечно, в берцах. Там такое течение на перекатах, что без рюкзака мне вряд ли удалось бы нормально перейти.
Теперь я шел очень быстро - и замерз после реки, и ночь уже подбиралась, да и идти по дороге было значительно легче. Но шел недолго. Километра через 3 - 4 дорога поднялась на пригорок, там была огромная поляна, после которой дорога делилась на несколько вариантов. Я выбрал самый наезженный и прошел по нему минут пять, два раза чуть не утонув в болоте при спуске в овраги и низины. Когда навигатор показал, что я удаляюсь от реки, стало понятно, что до трассы мне ночью не дойти. Вернулся на поляну и решил поспать, так как было уже девять часов вечера, ощутимо потемнело, и начинался дождь. В темноте с дорогой было не определиться. И вот тут, на высоком месте, при приличном ветре и начинающемся дожде я сумел быстро поставить палатку. После этого зауважал ее еще больше.
22 августа. Будильник завел на час ночи. Светало в горах в начале третьего, до этого времени я хотел попить кофе и собраться. Но из-за дождя до 2.30 было совсем темно, и только потом начало сереть. Начал определяться с дорогой. Заметил следы нескольких упряжек, которые уходили вдоль реки. Решил пойти по ним, надеясь, что потом они выведут на дорогу. Так и получилось. Слегка накрапывал дождик, ноги горели и ныли, после отдыха первые минуты идти было совсем тяжело. Плечи тоже не отдохнули. А я шел и радовался, что за каждым холмом может показаться Гагара. Но когда после 4-х часов хода вышка не только не приблизилась существенно, но и стало понятно, что она остается сбоку, а я иду в сторону Воркуты параллельно трассе, понял, что что-то не так. Опять мои друзья-ненцы что-то напутали, забыли предупредить о развилке, или просто пошутили. Оставив рюкзак на дороге, забрался на ближайший холм по направлению к вышке, и увидел, что стройка там километрах в 3 - 4-х. И дойти без дороги можно, сильно заболоченных участков, оврагов, не видно, кустов тоже сравнительно немного, да и ориентир всегда виден - вышка высокая. В итоге, около 7 часов утра я свернул с дороги и пошел напрямик. Но пройти 4 км. По тундре непросто, поэтому только в 9.00 я был у вышки, еще полчаса шел по объекту. И в 9.30 я уже стоял на трассе, а в 10.30 был в своем городке, где поднялся нешуточный переполох из-за моего отсутствия. Так закончился мой самый экстремальный и трудный, но один из самых красивых походов.
Вернулся я очень уставшим и измотанным физически, но душа пела была под впечатлением от увиденного и пережитого. Сначала только душа, а недели через три, когда отдохнул, прошли мозоли и всякие болячки, стал задумываться, что не плохо бы повторить поход, подняться все же на вершину, еще раз подобраться к ледникам, в общем, вновь побывать в этом сказочном краю. И тело уже не противилось. Поэтому мне очень хочется закончить этвт дневник словами Продолжение следует.
Автор фотоальбома: Николаич

Первая ночевка в новой палатке


На горы опускается ночь


Первый встреченный ненец


Озеро Очеты-вис


На фоне Нгэтенапэ (единственный личный снимок за поход)


Исток реки Очеты


На этом участке нужно найти брод


Стена хребта


Нгэтенапэ в облаках


По этому ручью и надо подниматься к вершине


наст над ручьем с красноватым налетом


А горы все выше, а горы все круче


Такие препятствия обходил, конечно, сбоку


Вода в ручье чистейшая


Неисчерпаема энергия горного ручья


Выходы пород красного камня


Местами идти по ручью совсем несложно


По такому насту я не рисковал ходить


красноватый налет снега


Местами слой натс метра под два


С хребта спускаются облака


водопады и лагуны Трехозерного ручья


трехозерный ручей


Трехозерный





это препятствие на пути к леднику Алешкина я не преодолел


По этому насту я и поднимался по ручью


Утки в горных озерах не редкость


"Дорога" к Большой Каре


Причудливые склоны гор


Хребет с другой стороны


Из-за гор опять надвигается какая-то бяка


черники и голубики там полно


А вот обилие морошки я встретил тольковблизи Большого Щучьего озера


Долина р. Пырятане, впадающей в Большое Щучье озеро


многочисленные ручьи берут начало со склонов гор


Большое Щучье озеро


Горная стоража озера


Горная стража


Некоторые из вершин этой стражи достигают 1000 метров


отдельные вершины этой стражи высотой более километра


Еще одна из высочайших вершин в окружении озера


У озера хороший и чистый галечный пляж, но даже в августе только один отдыхающий


Хребты вдоль Большой Кары


Вот туда, в защищеннуювершинами сердцевину хребта мне и предстоит проникнуть


левый беоег Большой Кары


Между отдельными вершинами - проход к внутренним тайнам хребта


То же, крупнее


отроги хребта


отроги хребта


отроги хребта


Виды ручья Озерный


остудить ноги в Озерном


виды ручья Озерный


в иды ручья Озерный


виды Озерного


виды озерного


виды Озерного


виды Озерного


виды Озерного


виды Озерного


виды Озерного


виды Озерного


Один из самых красивых видов на Озерном


озеро Очки


высокогорное ледниковое озеро


Такие мощные стены отднляют эту местность от внешнего мира


самая надежная охрана


Пересохшее из-за жаркого лета русло одного из горных ручьев. Кстати, за этой грядой подступы к ледн


озеро Подкова - самое высокое, спокойное, чистое и глубокое ледниковое озеро

Перейти к фотоальбому
(77 фото)

Дата 05 ноября 2014 Николаич

Комментарии

Автор Комментарий
 Zahar
посмотреть личный профиль
#1 Дата 05.11.14
Круто!!! Интересно и захватывающе!!! Спасибо!!
 ЮрийГагарин
посмотреть личный профиль
#2 Дата 06.11.14
Очень хорошо описано состояние и движение. Спасибо!
Вспомнились свои походы по полярному Уралу... Мгновенное понимание, что одному там- просто жесть! Что когда вокруг палатки бродит покряхтывая росомаха - четыре здоровых мужика боятся нос из неё показать. Но красоты просто неописуемые! Лучше один раз увидеть! Очень точное описание плутаний по неясным и меняющимся ориентирам. Склоны без растительности и лишь разноцветные лишайники, как с другой планеты. Местные жители непонятно как в этих условиях выживают летом,тем более разум отказывает понимать,что живут там и зимой!!!
 Павел Горбунов
#3 Дата 07.11.14
Хорошо написано! Красиво, сочно, в меру эмоционально. Чувствуется стиль.
 михрюн
посмотреть личный профиль
#4 Дата 11.11.14
Хорошо прогулялось вам

А вес - и правда, какой-то зашкаливающий...
я б попробовал в 10-12кг уложиться
(это со спиннингом, Собакиным ковриком, миском, хавчиком - но без ружжа - или там птица есть??? Гусь, например?)
 Ольга А
#5 Дата 13.11.14
Поход - замечательный, рассказ - впечатляет, бросить бы все и уйти вот так... Фоток бы побольше )))), чтобы хоть посмотреть...
 Zindolog
посмотреть личный профиль
#6 Дата 13.11.14
цитата: Фоток бы побольше
Намана!
Спасибо, что не 600
 Алексей и Наталья Берестовы
#7 Дата 20.12.14
Устроил ты себе встряску! Несколько раз чуть не погиб - почувствовал вкус жизни. Восхищаемся мужеством!!! Рассказчик ты очень интересный - читать захватывающе!
 Матвей Абрамович
#8 Дата 16.03.15
Спасибо за захватывающее и увлекательное повествование!!! Александр Николаевич, приятно поражён твоим писательским талантом!!! Не читал полевые записки Э.Р.Мулдашева "Пропавшее золото Леваневского"? Это о якутских походах? Так вот очень напомнило. Спасибо за рассказ. Продолжай дальше.

«Ветер Перемен» © 2005-2020   Спонсорам   Контакты
Сайт сделан на SiNG cms © 2010-2020