http://weter-peremen.org/biblioteka/otchety/voda/krasnoyarskiy-kray/putorana-2017
Ветер Перемен :: Библиотека :: Отчёты и рассказы :: Водные походы :: Красноярский край

Далекая страна Путорана, июль-август 2017

автор: Николай Александров

   Плато Путорана. Как много в этом названии!
   В далёком 1986 году я узнал об этом удивительном крае на севере Красноярского края и загорелся желанием воочию увидеть эти плоские, столообразные горы, хотя и раннее видел это загадочное название на карте, но плохо представлял, что это такое и как оно выглядит.
   Но в те годы было сложно, и практически нереально попасть в эти края. Мало того, что Норильск был закрытым городом, так ещё не было соответствующего снаряжения. Немногочисленные энтузиасты, владеющие искусством шитья, сами шили палатки, спальные мешки и прочее снаряжение, но отсутствие лёгких и прочных материалов ограничивало их возможности. А отсутствие и недоступность топографических карт закрывало Путорана завесой тайны. В те годы это был поистине неизведанный край. Читая в журнале «Ветер странствий» описания тех немногочисленных счастливчиков, которым удалось попасть туда, я всё больше узнавал об этом крае, и тем больше загорался желанием посетить эти горы.
   Но шли годы, финансовые проблемы и отсутствие снаряжения по-прежнему оставались преградой, а мечта крепла. Так незаметно прошли 30 лет. Постепенно, благодаря Интернету, стали доступны карты, и даже спутниковые снимки, появилось в свободной продаже качественное и лёгкое снаряжение. Туристы из разных концов страны стали там путешествовать и прокладывать маршруты, выкладывая на Ютуб видеоролики своих путешествий. И далёкое Путорана не казалось уже чем-то таинственным и недоступным. Стало понятно, что если не соберусь в эти края сейчас, то не попаду уже никогда.
   Если взглянуть на карту плато Путорана, то видно, что западная его часть изрезана целой системой озёр, которые своей западной оконечностью выходят на равнину, а восточными краями врезаются в горы почти до центра плато.
    Учитывая мои нынешние физические способности, маршрут логически напрашивался сам собой – по озёрам. Это наиболее лёгкий способ попасть в горы, вглубь плато. Исходя из этого и был построен маршрут: пройтись из Норильска по озёрам западной окраины Путорана с севера на юг, до Курейки, с целью посещения Большого Курейского водопада.
   Но в процессе разработки маршрута стало понятно, что нам не хватит времени преодолеть волок 25 километров из Хантайского озера в озеро Дюпкун по реке Наледной. Было решено из Хантайского озера через залив Могокта и одноименную речку перетащится в озеро Кета, и, сплавившись оттуда по реке Рыбной, завершить маршрут в исходной точке - в Норильске. Такой вариант меня вполне устраивал, потому как проходил через озеро Кутарамакан - самое красивое озеро западной части плато Путорана. Но этим планам тоже не суждено было сбыться. Ну, в общем, всё по порядку.
   Как оказалось, даже сейчас попасть туда не так просто. По стечению обстоятельств, время на реализацию задуманного выпало не совсем удачное: норильский аэропорт Алыкель уже второй год находился на реконструкции и не принимал большие самолёты, поэтому с билетами и провозом багажа оказались сложности. С собой можно было взять только 20 килограмм и не более. Сверхнормативный груз не принимали к перевозке. Билеты пришлось брать за пять месяцев. А сверхнормативный багаж отправлять транспортной компанией. Но тут проблема – кто-то должен принять этот багаж в Норильске. Благо сейчас есть Интернет. Общение в туристских кругах позволило наладить контакт с Владимиром Кузьминым из Норильского турклуба «Таймыр», который помог мне в этом. За доставку груза в 40 килограмм транспортная кампания «Транслогист» взяла 15 тысяч рублей. Что, впрочем, недорого ради такого мероприятия. Лететь решили кратчайшим путем. Перелёт из Салехарда в Норильск обошелся нам на двоих 40 тысяч в одну сторону. 12 тыс. рублей пришлось заплатить за страховку, так как без неё отказывались регистрировать в контрольно-спасательной службе МЧС. 10 тысяч рублей обошлась сим-карта для спутникового телефона с продлением срока действия на месяц. Заброска на моторной лодке к началу активной части маршрута на озеро Глубокое вышла в 25 тысяч рублей. Ну и проживание в гостиницах в общей сложности тоже 25 тысяч. А также билеты на поезд от Печоры до Салехарда 3 тысячи рублей в оба конца. Обратно из Норильска мы отправили часть снаряжения (в основном одежду и некоторую мелочёвку) почтой. Благо, она была совсем рядом с тем местом, где мы снимали квартиру. Обошлось это удовольствие в 5 тысяч рублей. Таким образом, при перелёте мы уложились в вес 20 килограмм на человека.
   
   Ну а теперь, к самому главному - рассказу о маршруте.
   Сборы, они всегда утомительны. И вот уже стоят в прихожей собранные, упакованные рюкзаки. Одевая их на плечи, ещё до конца не осознаёшь, какой длинный путь полный неизвестности и приключений ждёт тебя впереди. Ступая из квартиры на лестничную клетку, сразу вспоминаются строки – дорога в 1000 миль начинается с первого шага. Непродолжительная поездка в такси, и вот мы уже на вокзале. Надежды отдохнуть и выспаться в поезде не оправдались. От волнения сон не шёл. Но немного всё-таки удалось подремать.
   Поезд движется по тундре, уже скоро будем пресекать Полярный Урал. Из окна видно знакомую и родную нам гору Пайер, высшую точку полярного Урала.
   Благо, ехать не так долго, 12 часов. И вот мы уже в Лабытнангах. Проблемы с ночлегом и как быть дальше на удивление быстро решились - на перроне полно таксистов, которые готовы доставить нас в любое место, куда мы попросим. Поехали сразу в аэропорт, и устроились там на ночлег в гостинице «Обь». Завтра наш самолёт.
   Аэропорт Салехарда – это конечно архитектурное произведение. Под огромным прозрачным куполом в центре зала красивый фонтан в виде лебедей. Да и вообще, зал очень красив. Регистрация прошла на редкость быстро и удачно, без очереди и лишней сутолоки. И вот уже нас пригласили на посадку. Самолёт небольшой, но реактивный. Стюард сообщает, что полёт будет проходить на высоте 8 тысяч метров. Действительно, так оно и есть. Оторвавшись от взлётной полосы, самолет стремительно и бесшумно набрал высоту. Под нами хитросплетение проток дельты реки Обь. Картина нереальная – напоминает космоснимок в программе Гугл-Земля.
   Пересекли водное пространство Обской губы, и вот уже под крылом самолёта просторы заболоченной тундры с извивающимися лентами рек. Полёт продолжался недолго. Через 40 минут приземлились в аэропорту Нового Уренгоя. Погода ясная, но очень холодный ветер. Поэтому прогуляться по городу желания не было. В ожидании завтрашнего самолёта на Норильск, устроились в профилактории отдыха пилотов и провели там остаток дня и ночь.
   Перелёт до Норильска прошел без особых впечатлений. Под крылом всё та же однообразная тундра с огромными скоплениями озёр. Когда пересекли Енисей, местность изменилась. Исчезли болота, появились скальные выходы по берегам рек. И вот мы уже приземляемся в аэропорту Алыкель. Аэропорт впечатляет. Фотографировать здесь запрещено, и, естественно, мы не снимали. Но что удивительно, фотографий его полно в Интернете. Поэтому желающие могут сами их найти и посмотреть.
   На выходе водители маршруток и такси предлагают отвезти в Дудинку. Но нам туда не надо. Нашли маршрутку в Норильск и заняли места. Небо ясное, но боковой ветер такой силы, что от его порывов даже раскачивается салон маршрутки. Спросил у пассажиров: «У вас всегда такие тут ветра?» Говорят, что это только в аэропорту. В самом городе намного тише. Что ж, будем надеяться, иначе на маршруте на озёрах у нас будет тоска.
   До города ехать довольно долго. Проезжаем посёлок Каеркан, представляющий собой плотное скопление серых девятиэтажек посреди голой тундры. Зрелище унылое. И как тут только люди живут? Ещё более мрачное зрелище представляет Надеждинский горно-обогатительный комбинат. Именно здесь выплавляют никель. Мощный шлейф выбросов газа из его труб протянулся полосой на юг, далеко к самому горизонту. Промзона тянется довольно долго. Прямо перед самым городом раскинулся медный завод, который чадит не меньше. Не удивительно, что Норильск считается одним из самых грязных городов России. Люди живут здесь в суровых условиях, и связь с большой землёй только самолётом. Норильск - закрытый для иностранных граждан город. Поэтому в аэропорту строгий паспортный контроль. Тем не менее, несмотря на отдалённость и изолированность от большой земли, в городе есть всё. Снабжение в Норильске даже лучше, чем в Красноярске. Огромное количество супермаркетов. Плотность населения зашкаливает: при размерах города всего 2 на 3 километра, в нем проживает более 170 тысяч человек.
   С местом для проживания в городе проблем нет. Как и везде сейчас, там распространен бизнес «квартиры посуточно». Мы сняли вполне приемлемый вариант по цене 2500 рублей в сутки, рядом два крупных супермаркета и прочие магазины, почта и управление заповедника, в котором нас ожидал заранее заказанный пропуск.
   В ожидании заброски мы жили в городе три дня, закупая всё необходимое. И вот тот день настал - мы уже на мосту через реку Норилку. Вода очень высокая. Меня гложут сомнения – как мы сможем подняться по реке Муксун в такую воду? Этот факт вызывает тревогу, портит настроение. Потому как есть риск выбиться из графика с первых дней. И тогда… прощай маршрут.
   Надувная лодка с мотором шустро помчала нас вверх по реке. Норилка весьма широкая, около 500 метров. Идем вдоль высокого правого берега, обрывающегося в реку во многих местах мрачными торфяниками. Вошли в реку Талая, которая после Норилки показалась нам узкой. Никогда не думал, что тут может быть такое сильное течение. Мощные водовороты и завихрения швыряли лодку в стороны. Не представляю, как бы мы тут поднимались на вёслах? Быстро и без приключений пересекли озеро Мелкое, и вошли в реку Глубокую. Тут опять течение, но уже не такое интенсивное, как на Талой. По берегам унылая тундра, заросшая багульником и карликовой берёзой. Но впереди уже видно плато Путорана.
    Гряда гор встаёт впереди неприступной стеной. И вот уже выскочили на просторы озера Глубокого. Поражает зеркальная гладь озера. В тундре ветер, а здесь гладь и тишина. Впереди появилась гора Сундук – визитная карточка озера Глубокого.Вдоль берега то и дело мелькают домики. Озеро доступно, и интенсивно посещается местными, которые ловят тут рыбу сетями.
    Оставив позади гору Сундук, приближаемся к дельте речки Кылтылар. Это пункт нашего назначения, откуда мы должны начать наш полуторамесячный автономный маршрут.
   Дельту речки Кылтылар мы выбрали не случайно. В четырех километрах вверх по реке, на месте слияния правого и левого истока, находятся два живописных водопада, не обозначенные на карте. Если бы не фотографии на Гугл-Земля, мы бы о них не знали. Естественно, мы не могли пройти мимо.
   Рассчитавшись с нашим забросчиком, поставив лагерь и пообедав, мы решили не терять остаток дня и сходить на водопады, чтобы завтра устроить полноценную днёвку, и подготовиться к выходу на маршрут. На озере на удивление тихо. Надеемся, что так будет и в последующие дни.
   Первые километры пути не добавляют оптимизма: заболоченная местность с буреломами. Под ногами путается багульник. Ноги тонут во мху, каждый шаг даётся с трудом. Ловлю себя на мысли – так мы явно далеко не уйдём. Смотрю на навигатор. Он показывает, что мы еле ползём, хотя идем уже достаточно долго. К тому же жара, полное безветрие и донимают кровососы. Татьяна жалуется, что она вся «мокрая как мышь», предлагает остаться здесь на кочке и подождать, пока я сам сбегаю на водопад. На что я отвечаю, что это нереально – потом я её не найду.
   Постепенно местность поднимается в гору, багульник сменяется ровным сухим редколесьем. Под ногами ягель, идти по которому одно удовольствие. Уже слышен шум реки. Приближаемся к ней, и видим тропу, идущую как раз в нашем направлении. Реки не видно, она шумит где-то внизу за деревьями. Сразу появилось настроение и второе дыхание. Оставшиеся 2 километра пролетели незаметно.
    И вот он - водопад. Зрелище грандиозное. Ничего подобного мы раньше не видели. Мощная струя воды с 15-метровой высоты падает в котёл, обрамлённый стенами из базальтовых столбов, которые представляют собой шестигранники. Ударяясь о камни в свободном падении, вода превращается в пыль. Когда стоишь внизу рядом с водопадом, в лицо ударяет мощная струя спрессованного воздуха, перемешанного с водяной пылью. Это невозможно описать, это надо почувствовать.
   На втором притоке есть ещё водопад. Он полноводней, но ниже. Имеет уступ в средней части. Но тоже по-своему грандиозен.
   Закончив фотосессию, пошли в обратный путь. Солнце уже село, но светло как днём. Тропа, на которую мы надеялись, что она выведет нас на берег озера и не придется ломиться по кустам, внезапно исчезла. Остаток пути пришлось вновь ломиться по заболоченному и захламленному лесу.
   Весь следующий день заняла укладка снаряжения, и подготовка лодки к выходу на маршрут. Заодно решил сплавать к дельте речки Кылтылар, в надежде поймать гольца. Безрезультатно. Всё перегорожено сетями местных рыбаков, которые тут на озере присутствуют постоянно. Нам уже начинает надоедать на одном месте. Завтра первый день нашего пути. Впереди путь полный неизвестности. Что принесёт он нам?
   Погода по-прежнему балует. Тепло и нет ветра. Пройдя 2 километра по озеру, без особого труда нашли устье реки Муксун, и, войдя в неё, стали подниматься против течения реки. В низовье она образует протоки, но для нас это не помеха: отслеживая перемещение по космоснимку, загруженному в навигатор, мы чувствуем себя более чем уверенно, всегда знаем своё местоположение и знаем куда идем. Вода действительно очень высокая. Берега представляют собой кусты и глиняные обрывы, где не так просто выйти на берег. Течение пока позволяет идти на вёслах. Дошли до впадения реки Дынкенгды, которая при впадении в Муксун образует обширную дельту с огромным количеством рукавов и проток. Увидев пригодный для причаливания берег, встали на обед на травянистой полянке среди кустов ивняка.
   После обеда продолжили путь дальше вверх по реке, и тут у нас отказал навигатор. Для экономии питания мы не держим его постоянно включенным. Включаем лишь когда нужно посмотреть своё местоположение и сориентироваться, куда идти дальше. Неожиданно он перестал включаться, и не включился уже до самого конца путешествия. И это в начале путешествия, да к тому же ещё перед наиболее ответственным и сложным участком пути – пешей экскурсией на водопад реки Дынкенгды, который находится в 4 километрах от устья. Учитывая, что там тайга представлена лабиринтом проток, легко представить, какое чувство охватило нас после того, как мы лишились навигатора. Всё-таки к хорошему быстро привыкаешь. И когда неожиданно лишаешься его, это воспринимается как трагедия, почти катастрофа. Пришлось вспоминать старую тактику хождения по азимуту с помощью карты и компаса. Забегая вперёд, скажу: хотя компас и позволял держать направление и точно выходить к запланированному месту, но в тайге всегда было неуютно, так как в процессе движения, в отсутствии ориентиров привязки к местности, мы не могли знать точно своего местоположения, и сколько времени нам осталось ещё идти до того или иного объекта. У нас был комплект бумажных карт. И надо сказать, это спасло ситуацию. Если бы мы положились только на электронику, маршрут пришлось бы сворачивать в самом начале. После таких больших финансовых вложений, это было бы сравнимо с катастрофой. Но я отвлёкся.
   По плану в этот день нам ещё предстояло посещение водопада на Дынкенгде. Оставшись без навигатора, мы теперь вслепую поднимались по реке, пытаясь угадать нужную протоку, по которой планировали туда подняться. Карта-двухкилометровка не давала никакой информации на этот счёт. Многие объекты там были опущены. А более точной у нас не было. Таким образом, выбирая правые по ходу протоки, мы постепенно зашли в какой-то ручей, посчитав его одним из рукавов дельты Дынкенгды, надеясь, что он приведёт нас к водопаду. Но ручей стал петлять, и в конце концов стал мелким и непригодным для проводки. Появились лежащие поперёк брёвна. К этому добавилось ещё вязкое дно. Можно было, конечно, оставить здесь лодку, и сходить отсюда к водопаду. Но без чётких ориентиров, среди глухого леса… был риск, потом её не найти. Попытки найти место для лагеря не увенчались успехом – прямо от кромки берега ввысь уходил густой лес с буреломом и багульником. Решили подниматься по ручью, пока не увидим удобное место. И удача всё-таки улыбнулась нам: за очередным поворотом открылась идеально ровная красивая полянка. Поставив палатку, вскипятили чай. Затем, немного отдохнув, пошли к водопаду.
   Сразу же за поляной начинается заболоченный лес. Кочки, ямы с водой, брёвна... вот тот неполный набор препятствий, через которые нам пришлось пробиваться. Ко всему этому добавились ещё жара и гнус. Всё это вымотало изрядно. Татьяна предложила выйти к ручью и идти вдоль него. Стали забирать влево в надежде выйти на ручей, а его всё нет. Мы уже начали сомневаться, правильно ли показывает компас? Может быть он намагнитился и врёт? Но ручей всё же появился. Это потом (уже дома) я увидел на космоснимке всю бесперспективность попыток идти по тому ручью, по которому мы поднимались на лодке и встали лагерем, потому как то была протока, которая уводила назад, совсем в другую сторону. А ручей, на который мы вышли, блуждая по болоту, это был совсем другой ручей, и он вёл нас в правильном направлении. Просто, оставшись без навигатора, мы были теперь «слепые», и не могли знать этого, и думали что это тот самый ручей, на котором мы оставили свой лагерь.
   По его галечному руслу идти было вполне сносно, хотя плёсы приходилось обходить берегом, ломясь напролом через частокол ивняка. Впереди показалась горка. Обрадовавшись, что это начало каньона, и рядом, наверное, уже водопад, мы полезли на неё. К нашему огорчению сразу же за подъёмом последовал спуск. Впереди открылась долина одного из многочисленных ручейков, сбегающих с гор и впадающих в Дынкенгду. А мы с таким трудом поднялись! И всё напрасно - теперь надо спускаться. Ну что ж, нет худа без добра. Теперь мы хоть знаем, где находимся.
   Далее пришлось преодолеть ещё два подъёма и спуска, прежде чем мы вышли к месту, где река течёт одним руслом. Тут появилась тропа, и оставшийся километр до водопада мы прошли без приключений.
   Перед водопадом порог, представляющий собой два мощных слива, зажатых в каменной теснине. Именно здесь снимался фильм «Территория» - сюжет со сплавом через пороги. Во время съёмок выше на реке находился лагерь съёмочной группы
   Водопад не очень высокий (если верить карте, всего 7 метров), но достаточно большой по расходу воды, что придаёт ему грандиозность. Вода падает в гигантскую каменную чашу, образующую глубокий бассейн, над которым стоит столб водяной пыли. Отсюда открывается вид на другую сторону долины реки Муксун. Мы сфоткали его и отсняли на видео во всех ракурсах, не в силах оторваться от этого зрелища. Два часа пролетели незаметно.
   Возвращаться решили низом, вдоль реки. Но и тут поджидали сюрпризы. Горки вплотную подступили к реке, пришлось ломится по крутым захламленным косогорам, нависая над рекой. А последний километр по заболоченному бурелому вымотал нас окончательно. Зато каким радостным было возвращение! После таких «прогулок» палаточный лагерь (независимо от того, где он установлен) кажется домом.
   Из-за установившейся жары график нашего движения постепенно сползает вниз. Выходим на маршрут после 4 часов вечера. Едва выйдя из ручья в реку Муксун, сразу же столкнулись с сильным встречным течением, хотя до ручья вчера спокойно поднялись на вёслах. Отсюда река резко меняет свой характер, и дальнейший подъём на вёслах становится неэффективным, а местами невозможным. Начинаем вести лодку на бечеве. Но тем не менее, мест где ещё можно пройти на вёслах тоже достаточно. Река здесь разбивается на протоки. Стараемся выбирать умеренно полноводные, с наличием бечевника. Это достаточно сложно. Малые не внушают доверия, а по большой не подняться из-за сильного течения. Мимо нас постоянно проносятся моторные лодки и аэроходы. И это не удивительно: сегодня выходной, народ едет на рыбалку.
   Постепенно нагнало тучи, и начал накрапывать дождик. По местному времени уже около часа ночи. Пора искать место под стоянку. Плёсов, где можно прогрести на вёслах, почти не стало. Приходится постоянно идти берегом, и тащить лодку, борясь со встречным течением. У нас нет навигатора, и своё местоположение на карте мы можем определять лишь приблизительно. Судя по всему, нам до озера Собачьего осталось около трёх километров. Поэтому нет смысла напрягаться, на сегодня хватит. Протащив очередной перекат, на одном из островов находим достаточно уютное место и ставим лагерь.
   С утра стоит самая что ни на есть жара. Нагрели воды и устроили помывку. Несмотря на жару, вода в реке ещё не прогрелась – пробую купаться. Окунаюсь, но больше 10 секунд в ней пробыть не удаётся. Но и этого достаточно, чтобы почувствовать бодрость. Потеряв на все приготовления половину дня, ближе к вечеру тронулись в путь.
   Оказывается, как мы ошибались, надеясь, что через пару часов будем на озере. Река собрала всю свою мощь в одно русло. Подмытый стремительным течением берег завален упавшими деревьями. Кусты и ветви деревьев нависают над водой. Большая глубина возле берега не позволяет вести лодку на бечеве. Пытаемся идти на вёслах вплотную рядом с берегом, борясь со встречным течением. Но упавшие в воду деревья не позволяют нам это сделать. Как только отгребаешь от берега чтобы объехать это препятствие, река подхватывает лодку и тащит назад. Метр за метром, с передышками, отвоёвываем у реки расстояние и продвигаемся к цели. Иногда приходится идти почти по пояс в воде, держась одной рукой за нависающие кусты, а другой удерживая лодку. Во рту всё пересохло – вода не утоляет жажду.
   На противоположном берегу видим галечные отмели. Но в этом месте на реке мощный перекат. А это значит, нас может снести обратно на кусты. Тем не менее, нам всё же удаётся переправиться, хотя и с незначительным сносом назад. В конец измотанные мы достигли всё-таки места, где берег пригоден для проводки. На эти полтора километра мы потратили три часа борьбы с течением. Отсюда до озера остаётся ещё столько же, но уже по более спокойной реке. Физические трудности и усталость скрашивает открывающийся отсюда красивый вид назад, на горы, взметнувшиеся над долиной реки.
   Ещё поворот, и вот уже видно озеро. У самого истока видим домики на правом берегу. Нас приглашают зайти в гости. Тут же рядом стоят моторные лодки. Народ приехал отдохнуть и порыбачить. Судя по всему, наловили они неплохо – рядом две ванны, полные рыбы. Двое парней заняты разделкой, чуть поодаль совсем юная девушка с сигаретой в руке наблюдает за их работой. Разговорились. Ребята сказали, что очень завидуют нам, когда узнали какой у нас маршрут и на сколько дней мы идём. Они могут позволить себе лишь на несколько дней приехать на озеро, и вообще не представляют, как это можно без мотора одолеть такой маршрут. Предложили нам рыбу, хотя мы и не просили. Пришлось уважить их, и взять несколько хариусов и гольца.
   Распрощавшись, через несколько минут вошли в долгожданное озеро Собачье. Ну наконец-то... В тот вечер оно нас встретило полным штилем. Но подъём по реке вымотал нас основательно, и поэтому мы далеко не пошли. Проплыв пару километров, стали искать место для стоянки. Как оказалось, с этим на озере проблема. Всё же удалось найти более-менее ровное место на мху среди багульника. Залезли в палатку и сразу уснули – даже не ужиная.
   Озеро весьма обитаемо. По крайней мере, его западная окраина. Периодически слышно шум моторных лодок. Видно дым от костров на западном берегу. На противоположном берегу длинным узким хребтом, обрывающимся к воде, тянутся горы Акырма, являющиеся водоразделом между озёрами Собачье и Накомякен. Основное направление нашего маршрута на юг, вдоль западной окраины озера, в реку Накта, и далее в озеро Накомякен. Но пока у нас в плане посетить дальнюю, восточную оконечность озера Собачье - там, где в него впадает река Хоронен. Озеро весьма далеко врезается вглубь плато, в наиболее высокой его части. И своим видом напоминает фьорд в обрамлении гор, отвесно обрывающихся к воде. Как в последствии оказалось – это самое живописное озеро на маршруте.
   На озере по-прежнему относительно тихо. Лишь лёгкий восточный бриз создаёт лёгкое волнение. Вот так всегда – ветер в морду. Но идти пока вполне комфортно. Продвигаясь вдоль северного берега, любуемся пейзажами. А они здесь удивительные – невозможно оторвать взгляд. Столообразные горы неприступными отвесами взметнулись над водой по обоим берегам. Из-за огромных размеров этих гор теряется восприятие масштаба. До противоположного берега, кажется, рукой подать – всего каких-то 500 метров. Хотя в реальности ширина озера два километра.
   Пройдя около 20 километров, встали в устье одного из ручьев. Место вполне-таки неплохое – есть ровное место с травой под палатку. Чуть поодаль в зарослях ивняка остатки избы. Рядом на берегу информационный аншлаг заповедника. Этот вечер подарил яркие краски заката. Казалось, ничего не предвещало беды… Но ночью разразилась мощная гроза с продолжительным ливнем. Утро же подарило необычные пейзажи: горы причудливо окутало облаками. Мы снимали это на фото и видео, не в силах оторваться от этого фантастического зрелища: потонувших в клубах облаков и тумана озера и окружающих его гор, которое менялось каждую минуту.
   После прошедшей грозы установилась устойчивая ясная погода. На озере гладь. Чем дальше мы продвигаемся в восточную оконечность озера, тем величественней становились пейзажи. Горы тут поистине грандиозны. От них просто невозможно оторвать взгляд и описать это словами.
   В дальнем конце озера стоит кордон заповедника, и ещё, за четыре километра до него, стоит аншлаг, предупреждение о границе заповедника. До кордона мы идти не стали. У нас не было пропуска на его посещение в этом месте, да и местные нас предупредили, что там нам будут не рады. Поэтому встали за километр до кордона, в дельте очередного ручья, так, чтобы нашего присутствия не было видно с кордона.
   С утра стоит неимоверная жара. Сегодня по плану подняться на близлежащие отроги и сделать оттуда снимки восточной оконечности озера и долины реки Хоронен. Это приблизительно километр в гору. Берег завален плавником до такой степени, что нигде нет прохода. Для того, чтобы войти в лес, приходится всё это штурмовать, перелезая и проползая, где как удобней. Путь по лесу тоже не радостный – кругом каменистые пересохшие канавы и труднопроходимые ольховые заросли. Постоянно иду в гору, плавно набирая высоту, и вскоре выхожу к речке. Русло представляет собой нагромождение огромных валунов, среди которых угадываются шестигранные обломки базальтовых колонн. Местами вода мчит по открытому базальтовому ложе, образуя небольшие водопады. Если приглядеться к склонам гор, то на них отчётливо видна слоёная структура. Это так называемые трапы – чередование туфов и базальта – последствия многократных излияний лавы. Вот эти самые трапы и являются основным препятствием для восхождения. Выходы базальтов весьма часто представляют собой отвесные уступы, непреодолимые обычным способом, без специального горного снаряжения. Получается своеобразная лестница - чередование отвесных и пологих участков.
   Поэтому не сразу удалось найти место, где можно подняться, и пришлось всё-таки полазать по скалам. Кроме того, - кто бы мог подумать - между очередными ступенями оказался заболоченный участок, где ноги по колено утопали в мох. Но виды, которые открылись оттуда, того стоили. Передо мной во всей красе предстала долина реки Хоронен, образующая обширную дельту при впадении в озеро, окружённое горами, с его бирюзовыми водами. Кажется, что до поворота долины совсем близко, хотя по прямой отсюда до неё 12 километров. Вдали видно центральную часть плато - высокогорную равнину с нерастаявшим там снегом. Его неприступные склоны круто падают вниз, в долину реки Хоронен. Тут же внизу, на берегу озера, виден кордон заповедника.
   Жара вынуждает перейти на ночной режим. Снимаемся со стоянки после 18 вечера по местному времени. Идём южным берегом озера. Вокруг всё те же вершины, вздымающиеся отвесными склонами над лесом и водной гладью озера, освещённые лучами заходящего солнца. Зрелище грандиозное.
   Таким образом через двое суток, к утру, достигаем устья реки Накта. По ней лежит наш дальнейший путь в озеро Накомякен. Это озеро на 26 метров выше Собачьего. А длина реки всего 4 километра. И, соответственно, течение там тоже неслабое. Фактически, река – сплошной порог. Предчувствую, что прохождение этой реки будет серьёзным испытанием.
    В устье реки живописный островок с хорошим местом для стоянки. Тут же на дереве прибит огромный аншлаг с картой заповедника и наставлением туристам. Похоже тут раньше была изба, но её разобрали и вывезли.
   Ввиду того, что мы полностью перешли на ночной график, палатку всегда стараемся ставить в тени деревьев, иначе солнце не даст спать. Установившаяся 30 градусная жара лишает возможности передвигаться днём. Но не всегда это удаётся. Когда тени смещаются, палатка превращается в сауну. Приходится выходить из палатки и накрывать её спальниками. Но тут вода уже не такая холодная, можно купаться, что ощутимо помогает переносить жару.
    Выйдя в очередной раз из палатки, вижу, как к нашему острову направляется моторная лодка. Это оказались молодые люди из Норильска. Рыбалка для них не самое главное. Они просто приехали сюда отдохнуть. Узнав, какой у нас маршрут, они был крайне удивлены, и тоже сказали, что от всей души завидуют нам. Они бы так не смогли. Подарили нам две банки оленьей тушенки, апельсин и яблоко. В этот же день сходил вверх по реке порыбачить. Поднявшись на 500 метров от устья, до первого переката, тут же надёргал на блесну хариусов на уху и жарёво.
   Во всех отчётах и описаниях, которые я раннее видел, все, кто шли Накту против течения, никогда не обходились без обносов. Если даже удавалось провести большую часть реки на бечеве, то самый верхний наиболее порожистый участок приходилось обносить. Я же с самого начала, имея определённый опыт, был настроен на полную проводку, без обносов. Долго думал, каким берегом идти. В конце концов, решено было выбрать левый берег, в чём (как оказалось в дальнейшем) не ошибся.
    Первый километр идти достаточно комфортно. Правда, на вёслах здесь не выгребешь, но берег вполне пригоден для проводки на бечеве. Хотя здесь не галечник, а камни. Идем вверх, ведя лодку на бечеве корабликом. Нас сопровождают цветущие ярко-оранжевые поляны жарков.
   Постепенно течение ускоряется, перекаты становятся мощнее. Очередное препятствие едва не ставит меня в ступор. Растекавшаяся раннее на протоки река, здесь собирается в единое русло, и образует мощный перекат, можно даже сказать - порог. Стремительное течение, полуметровые стоячие валы и видимый уклон русла не внушают оптимизма. Но берег вполне пригоден для бечевы, решаю всё же провести. Со значительным усилием удаётся перебороть течение и затащить лодку на эту горку. Благо нос у нашей лодки высокий, и её не захлёстывает. Теперь понятно, почему Карпухин обносил эти препятствия. Его каркасная байдарка тут явно не прошла бы, зарылась носом в волну.
   И вот уже препятствие почти позади, но при выходе на более спокойный участок реки приходится идти по воде, огибая мель в верхней части этой горки. И тут случается непредсказуемое. Поскользнувшись на камне, я падаю в воду и выпускаю чалку из рук. Лодку начинает сносить вниз, в порог. И откуда только прыть такая взялась?! Инстинктивно выскакиваю на берег, и, сам не помня себя, каким-то чудом через два десятка метров догоняю лодку, бросаюсь в воду и ловлю конец чалки. Стресс конечно же был сильный. Легко представить последствия, если бы лодку унесло в озеро.
   Оклемавшись от потрясения, делаю разведку вверх по реке, оставляя Татьяну возле лодки. Правы были те, кто делали описание. Река дальше сплошной порог. Берега – нагромождение булыжников, по которым даже налегке не просто идти, не говоря уже о том, чтобы поднимать лодку против течения. И всё же, будучи верным привычке не сдаваться, продолжаю поднимать лодку на бечеве. Таким образом преодолеваем ещё километр и достигаем поворота реки. Татьяна идёт по берегу и несёт вёсла. Отсюда до озера остаётся полтора километра. Отдохнув и пообедав, идем дальше.
   Поворот перед озером оказывается наиболее паршивым в смысле проводки. В русле беспорядочно разбросаны огромные камни, а между ними глубокие ямы. В итоге приходится проводить, ползая по воде, обнимаясь с этими булыжниками, чтобы опять не поскользнутся. Я весь мокрый, но благо - вода здесь тёплая. Да ещё к тому же, после падения я принял болеутоляющее трамадол и теперь засыпаю прямо на ходу (не знал, что у него такой побочный эффект). Но отсюда уже видно озеро, что несомненно вдохновляет. Да и проводка на финишной прямой уже гораздо легче, хотя река держит в напряжении до самого конца. Последние метры перед озером уже тащу лодку как во сне, на автопилоте. И когда наконец достигаю озера, радоваться уже нет сил. В итоге, на четыре километра реки Накты мы потратили 7 часов. Практически целый ходовой день, а верней ночь.
   При прохождении Накты мы настолько были напряжены до предела, что даже не вспомнили о фотосъёмке. В Интернете есть фотографии Накты, но они не дают представления обо всей сложности подъёма на бечеве по этой реке.
   Озеро Накомякен встретило нас яркими лучами утреннего солнца. Похоже, опять будет жаркий день. На противоположном берегу видно домики рыбацкой базы, расположившейся в дельте речки Нерунгды, впадающей в озеро с юга. Само озеро весьма уютно расположилось в окружении небольших сопок. Горы тут уже не такие грандиозные и неприступные, как на Собачьем, формами вершин напоминают Полярный Урал. Такие вот контрасты.
   Отплыв от истока Накты около 400 метров, находим более-менее удобный для причаливания берег, и в тени массивных лиственниц ставим палатку, надеясь, что они защитят нас от солнца, и мы сможем поспать. Хотя и так уже – засыпаем на ходу.
   Поспали всего 5 часов. Проснулись оттого, что хочется есть. Пока готовил обед, жара основательно донимала – пришлось несколько раз окунаться в озеро. Оно здесь у берега весьма мелкое. Дно – мелкий песок с глиной, в котором вязнут ноги. После обеда полноценно поспать так и нее удалось, хотя немного подремали.
   Ближе к закату, когда жара спала, мы стали собираться в путь. И тут услышали шум двигателей со стороны реки Накты. Каково же было удивление, когда мы увидели, как оттуда выехало судно на воздушной подушке и с рёвом промчалось мимо нас к рыбацкой базе. Оказывается, порог с огромными камнями в русле для него не преграда.
   Дальнейший наш путь лежит по реке Тоннель, к перевалу на озеро Кета. Там нас ожидает первый волок на маршруте. Но для этого сначала надо переместиться в крайнюю западную оконечность озера. Туда, где впадает эта река. Ночью вполне комфортно передвигаться и весьма светло, хотя и нет солнца. Лишь вершины гор освещены им, потому как сейчас полярный день, и оно не заходит за горизонт. К восходу достигаем устья реки Тоннель и вновь сталкиваемся с проблемой выбора места для лагеря. Кругом болото и кусты, а идти дальше, уже нет сил. Поднявшись на километр, всё же находим более-менее сносный берег на стрелке реки и старицы. Хотя здесь не совсем удобный спуск к воде, зато наверху ровно и есть куда поставить палатку.
   Жара доканывает окончательно. Днём так и не удалось толком поспать. Деревья не дают должной тени. В палатке жарко и душно. Снаружи же полчища кровососов не дают вздохнуть. Тем не менее, здесь хоть можно искупаться. Глинистый берег подмыт рекой, образуя тут глубокую яму. В этой освежающей воде единственное спасение.
   Вечером, когда стали собираться, услышал мощный всплеск и увидел внушительные круги на воде. Затем другой, и ещё раз. Явный признак, что щука вышла на охоту. Естественно я не мог удержаться от соблазна добыть её. Несколько раз кидал блесну ей под нос, но она словно дразнила меня, не желая брать. И всё-таки в очередной раз не удержалась – рывок был неожиданно мощный. Три раза подтаскивал её к берегу, но она уходила, разматывая леску, хотя фрикцион был затянут почти на полную. И когда я уже был уверен, что она устала, подвёл к берегу, чтобы ухватить рукой и вытащить из воды, последовал резкий рывок. Спиннинг разломился пополам прямо посредине. Я едва её не упустил. Правда при вываживании она успела-таки прокусить мне руку. Благо, у нас был запасной спиннинг. А то бы остались без рыбы.
   В туристских отчётах река Тоннель упоминается в противоположность Накте, как тихая и спокойная речка. Фактически это так: порогов и перекатов тут действительно нет. На всём протяжении река имеет умеренное течение. Но в реальности оказалось всё несколько иначе. Стоячей воды здесь тоже нет. Подниматься по ней против течения на вёслах крайне тяжело и изнурительно. Приходилось изо всех сил упираться вёслами, чтобы перебороть встречное течение. В реке очень малая глубина. Всё дно представлено наносами зыбучего песка, в котором тонут ноги. Берег - это либо вязкий песок, либо нависающие над водой кусты. То есть, вести на бечеве лодку тут тоже невозможно. Всё это вымотало нас основательно, отнимая последние силы. В общем, ожидаемого лёгкого подъёма не получилось. Сказались ещё последствия неполноценного отдыха.
   Тем не менее нам удалось в течении трёх часов пройти 8 километров до слияния с притоком Южный Икендекит. На месте слияния глубокий омут. Решили порыбачить в надежде поймать гольца или хотя бы сига. Но кроме щуки тут, к сожалению, ничего не оказалось. Огромные монстры по 5 и более килограмм как сумасшедшие гонялись за блесной, хватая её при каждом забросе. Это нам быстро надоело, и, забрав с собой пару штук (остальных отпустили), мы двинулись дальше.
   Выше слияния русло стало уже, а течение интенсивней. Эти последние 3 километра до стрелки реки Тонельгычар окончательно нас вымотали. Ко всему этому тут ещё оказалось невозможным найти место под палатку - грязный мокрый песок и сплошной частокол ивняка. Вправо уходит в болота Тонельгогачор, представляющий собой канаву с отвесными глиняными берегами и стеной ивняка. И сколько километров это будет продолжаться - неизвестно. У нас уже нет ни сил, ни желания, но ничего не остаётся, как идти дальше. Войдя в него, через 50 метров обнаружили у берега намытую рекой небольшую песчаную косу. Держась руками за нависшие над водой стволы ивняка, удалось подняться наверх. За стеной ивняка оказался вполне-таки нормальный лес. Но, правда, тоже с кочками и брёвнами. С трудом, в тридцати метрах от берега, удалось найти место под палатку. Таскать вещи и ходить за водой, конечно, проблема, но выбора не было.
   В тот день так и нее удалось поспать. Жара вымотала окончательно и перебила весь сон. Да и психологически угнетало стоять в замкнутом пространстве, среди бурелома, проросшего частоколом молодняка, вдали от воды. Нашел всё-таки в себе силы пожарить одну из пойманных щук. Тем временем услышал шум мотора. Пока выходил к реке, лодка промчалась мимо. Но вскоре шум мотора стал вновь приближаться. Из-за поворота выскочила надувная лодка с мотором. Это оказался один из местных. У них домик на озере, а сюда он просто прокатился от нечего делать – ради удовольствия. Посоветовал половить сига на яме, на слиянии, и умчал вниз.
   Ближе к вечеру, как спала жара, последовал его совету, но рыбалка оказалась не очень удачной. С первого заброса взял сиг, затем вытащил хариуса, и на этом клёв прекратился.
   График окончательно сполз вниз. Так толком и не отдохнув, через силу собрались, и двинулись дальше в путь. «Канава в болоте» продолжалась относительно недолго. Вскоре река начала петлять и появились песчано-галечниковые косы, с уютными полянками на поворотах русла. Вот где надо было становится! Но разве мы могли знать? Где-то тут должна быть протока в перевальное озеро, от которого далее по цепочке озёр мы должны сделать волок в озеро Кета. У нас нет теперь навигатора, а карта не отображает всех этих поворотов, и поэтому нам приходилось ориентироваться приблизительно, считая эти повороты, и внимательно всматриваясь в правый по ходу берег реки, чтобы не пропустить этот ручей. Если верить карте, он здесь один, и мы не должны его пропустить. И действительно, ручей появился. Сразу бросилось в глаза, что в нем мало воды. Странно, как же наши предшественники сумели тут провести катамаран, когда даже нашу лодку провести проблемно? Оставив Татьяну у лодки, решил сходить на разведку. С первых же метров, от увиденного охватила тоска – сплошные завалы и кусты. И воды, как принято говорить, «курице по колено». Неужели так пересохла протока? И откуда взялись все эти брёвна? Дальше ещё хуже – петляя, ручей становился всё меньше, уходя куда-то в ночной заболоченный лес. Нет, это явно не наш ручей. В итоге потеряли полчаса времени. Странно, что этого ручья нет даже на километровой карте. Как всё-таки плохо без навигатора. В дальнейшем мы не раз пожалели об этом. Именно его поломка стала одной из причин выбивания из графика и вынужденного изменения маршрута. Блуждать по ночному лесу в незнакомой местности, не зная своего местонахождения, как-то даже с опытом не по себе – очень некомфортно.
   Далее река резко поменяла свой характер. Спокойная вода кончилась, и начались мощные струи - во многих местах река пробила себе новое русло, образовав кучу завалов. Благо, они не перекрывают всё русло, и всегда можно найти проход. С каждым очередным перекатом было явно видно, как мы поднимаемся в гору. Уклон был весьма ощутимый, но малый расход воды и ровное дно позволяли успешно преодолевать эти препятствия. На плёсах река выписывала огромные петли, перекаты следовали один за другим, а желанная протока в озеро так и не появлялась. Казалось, этому не будет конца. Сквозь стволы деревьев показался кроваво красный диск восходящего солнца, обретшего такой цвет от дыма лесных пожаров. А мы всё продолжали свой путь вверх по реке, сквозь этот безмолвный лес. Вода стала до удивления кристально чистой. На плёсах глубокие ямы, и когда проплываешь над ними, видишь каждый камешек на дне. Трудно удержаться, чтобы не попробовать на вкус эту воду, тем более жажда даёт о себе знать. Вода оказалась очень вкусной, как минералка. В озёрах такого не было. Здесь какая-то другая вода – её приятно пить.
   Протока появилась неожиданно, прямо на повороте. Устье её, довольно широкое и глубокое, уходит вглубь леса широким каналом стоячей воды шириной около 5 метров со сплошной стеной ивняка по берегам. Сразу почувствовалось, насколько тёплая тут вода. После холодных вод реки она кажется кипятком. Через сотню метров русло резко сузилось, образовав мелководный порожек. Пришлось немного разгрести камни. Далее узкая протока со спокойным течением через несколько поворотов вывела нас в озеро. Оно оказалось на удивление мелководным. Пересекли его и вошли в дальний южный залив. Отсюда видно следующее озеро с замысловатым названием Мунгурдах. Тащить до него 100 метров. Но какие это метры? По таким зарослям даже налегке не так просто передвигаться, а нам пришлось перетаскать 100 килограмм груза. Перетащили в 4 ходки. Каждая ходка казалась настоящим испытанием. Легко представить, какова была наша радость, когда весь груз и лодка были на берегу озера Мунгурдах.
    Это озеро поразило нас своей глубиной - прямо от берега сразу два метра, и далее дно резко уходит вниз, теряясь на глубине в несколько метров. Вода кристально чистая, но дна не видно. Ощущение, словно оно бездонное.
   Пересекли его, и встали на пригорке в дальнем, южном конце озера, где оно вклинивается в сушу небольшим узким заливом.
   Здесь уже практически тундра. Деревьев почти нет, и от солнца, которое уже жарит вовсю, некуда спрятаться. И так уже две недели. Искупался в озере. Вода настолько тёплая, что не хочется из неё вылезать. У берега неторопливо снуют любопытные килограммовые окуни, наблюдая за нами сквозь эту прозрачную воду. Видят нас и не боятся. Рыба тут явно непуганая. В другое время с удовольствием потаскал бы их на спиннинг, но сейчас не до них – от усталости валюсь с ног, и жара добивает окончательно. К тому же у нас ещё щука не съедена.
   Солнце, как всегда, не дало нормально спать и восстановится. В итоге мы не смогли выйти вечером на маршрут. Вынуждены были недостаток сна восполнить ночью. В результате образовалось отставание от графика на сутки.
   Ночью был туман, а с утра как всегда солнце. Сходил на разведку к последнему озеру, представляющему собой замысловатый лабиринт, заодно оттащив туда лодку. Тащился 350 метров, мимо маленького озерца по такой же лесотундре. В несколько ходок к полудню перетащили весь груз и отплыли. Надо сказать, мы тащились не прямо на большое озеро, а решили сократить волок, используя для этой цели маленькое озерцо, соединяющееся с ним протокой. Протока оказалась совершено не судоходной, и там нам тоже пришлось таскаться. Благо, всего лишь два десятка метров. Но нервы тоже помотало, потому как было по кустам. Пока таскались, начала собираться гроза. Плывя по этому водному лабиринту, постоянно пришлось сверяться с картой.
   Подплыли к ручью, посмотреть, что он собой представляет. Увы, там такие завалы и булыжники, что нечего даже мечтать провести по нему лодку. К тому же мучает жажда, во рту всё пересохло, и нет слюны. Поэтому решаем срочно сделать чай. Вода не утоляет жажду, сколько её не пей. И даже купание по нескольку раз в день не спасает от неё.
   Пока пили чай, начал накрапывать дождь.
   Нам надо в дальний южный залив озера, чтобы сократить волок. От ручья начинать стрёмно, потому как придётся идти в гору. Татьяна предлагает подождать, пока пройдет гроза. Я говорю ей, что нет смысла ждать, тут плыть всего-то 500 метров. Да и не гремит уже – лишь дождь слегка поливает. Но едва мы отплыли, как тут же, по закону подлости, прямо над нами со страшным треском начали рассекать небо молнии, и хлынул ливень как из ведра. В общем, стресс был ещё тот. Казалось, что сверкает всего в сотне метров от нас. Достигнув запланированного места, выгрузились на берег и уже там пережидали дождь.
   Перепаковав груз, взяв палатку и самое необходимое, пошли по азимуту к озеру Кета, до которого отсюда 800 метров, и через тридцать минут были на озере. Размеры его впечатляют. После замкнутого пространства лесных озёр оно показалось нам бесконечным, подобно морю. И надо сказать, местность тут вполне легко проходима, не та ерниковая тундра, что на среднем волоке. Путь лежит вниз и под горку, по сухому ягельнику. Единственное – в конце перед самым озером небольшое болотце. Но оно не представляет сложности.
   Берег озера - лиственничное редколесье, поразившее нас своей живописностью и удобными полянками. Под ногами мягкий ковёр шикши (вороники), по которому можно ходить босиком. На озере лёгкий бриз. Тут же поставили палатку и задремали под плеск волны, нежась от приятной прохлады после грозы, которой так нам не хватало все эти дни.
   На следующий день за три ходки принесли лодку и весь оставшийся груз. Погода опять солнечная и теплая. Сказать, что озеро большое – это ничего не сказать. От нашей стоянки до западной оконечности озера 23 километра открытого водного пространства. Неудивительно, что даже умеренный ветер тут поднимает огромную волну. Общая протяженность озера 95 километров. Своим восточным концом оно глубоко вклинивается в плато Путорана. Западная же часть лежит на равнине. По размерам оно занимает третье место, уступая лишь озеру Хантайскому и Дюпкун.
   К вечеру у нас было всё готово к отплытию. Да и погода располагала - на озере было весьма тихо и спокойно. Но едва мы отплыли и вышли на просторы озера, как тут же появилась небольшая волна, которая начала постепенно увеличиваться, и вскоре достигла внушительных размеров. Идти по такой метровой волне уже было крайне неприятно, да и небезопасно.
   И тут, как подарок судьбы, за очередным мысом мы увидели на берегу строения рыбацкой базы. Три домика стояли в ряд, уютно разместившись на узкой полоске берега под невысокой горкой, словно приглашая нас. У нас по любому не было иных вариантов в этой ситуации, и поэтому без раздумий мы направили лодку туда.
   Познакомились с владельцем этого хозяйства Виктором Саратовым, рыбаком одиночкой, живущим здесь круглогодично уже на протяжении 14 лет. Человек он приветливый и весьма обходительный. Сказал, что завтра за ним прилетает вертолёт, предложил нам остаться, пожить на его базе пару недель в его отсутствии. Мы вежливо отказались, дав понять, что у нас маршрут. Да и вообще, мы не можем сидеть на одном месте. В таком случае нас сразу начинает одолевать тоска.
   А озеро не унималось ни на минуту. Метровые волны по-прежнему продолжали накатываться пенным прибоем на берег. С наступлением ночи ветер должен стихать, но тут эти законы природы явно не работали. При ясном ночном небе ветер ещё более усилился. И нам ничего другого не оставалось, как ждать нормальной погоды. Поставили палатку на веранде нового, ещё недостроенного дома, и легли спать.
   Ветер завывал всю ночь, оглушая прибоем. В голову лезли смутные мысли, как же мы отсюда выберемся? К утру ветер неожиданно ослаб, и озеро вновь стало успокаиваться. Но Татьяна после вчерашней качки на волнах плохо себя чувствовала, и поэтому с выходом на маршрут пока было неясно. Виктор только что проверил сети. В лодке были огромные сиги, весом по 3-4 килограмма, голец, налим и хариус. Дал нам сига, гольца, а также много продуктов, вплоть до картофеля. В частности, Татьяне подарил два килограмма шоколадных конфет, а также бутылку минеральной воды и лимонад Буратино.
   К полудню прилетел вертолёт. Виктор погрузил рыбу и улетел в Норильск. Мы вновь остались одни. Хотели только было собраться и проложить путь, как ветер вновь усилился, и на озере опять поднялась волна. Таким образом, отставание от графика уже составило два дня.
   Позвонил от безделья по спутниковому телефону Володе Бахмутенко. Расспросил, какая у нас в Коми погода. Оказывается, в Усинске тоже целый месяц стоит жара. Не зная, чем заняться, остаток дня слонялся по базе, попутно осмотрев её. Жилой дом, это бывшая баня. Чуть поодаль, находится гараж, в котором два снегохода. Далее новый жилой дом (в котором мы ночевали), строящийся взамен сгоревшего. В нём осталось только завершить внутреннюю отделку. Ещё дальше на берегу склад и ледник, есть ещё лабаз. У него имеется так же связь с внешним миром, по спутниковому телефону. В общем, всё указывает на то, что человек тут обосновался надолго и основательно.
   Коротая время, варили и поели уху из сига. После неё нас окончательно разморило, и мы уснули в доме. К вечеру уже начало угнетать всё это безделье. Охватила тоска от сидения на одном месте. Увидев, что озеро понемногу начало успокаиваться, мы рискнули покинуть это место, и продолжили дальнейший путь. Но далеко уйти нам опять не удалось. Вновь начал усиливаться ветер, и поднявшаяся волна вынудила нас спешно причаливаться к берегу. В итоге прошли всего пять километров, и встали, не доходя 4 километра до горы Хита. А в предыдущий день было пройдено три. В общей сложности отставание увеличилось до трёх дней. Озеро упрямо держало нас и не хотело отпускать.
   Встали рано, в надежде поймать момент и успеть проскочить за сегодняшний день до устья реки Амнундакты, по которой лежит наш дальнейший путь к перевалу на озеро Кутарамакан. Впервые ночь оказалась такой холодной. Видимо сказывается приближение августа, до которого осталось всего неделя. Небо как всегда ясное, на озере небольшая волна, но она не мешает движению, потому как ветер попутный. Идем, как всегда, вдоль северного берега. Плато здесь обрывается к озеру отвесными уступами. Зрелище более чем грандиозное, не поддающееся осмыслению. И эта стена тянется на 10 километров. Позади нас, визитная карточка озера – гора Дея. В реальности она представляет собой узкий вытянутый гребень, протянувшийся с запада на восток. И соответственно отсюда она имеет вид правильного остроконечного конуса.
   День выдался ясный и солнечный. Ветер к полудню вновь усилился и поднял волну. Правда, в этот раз не такую высокую - идти вполне можно. К тому же он попутный, что увеличило нашу скорость движения. Поэтому мы на удивленье быстро проскочили оставшиеся 20 километров до Амнундакты. При впадении в озеро река намыла обширную дельту, на две трети перекрыв и без того узкое тут озеро.
    Пересекли озеро прямо напротив неё, в самом узком месте, и уткнулись в обширные мели, образованные выносами реки. Пришлось побродить пешком по воде в поисках основного русла реки.
   В низовье река довольно полноводна и глубокая, течение почти не ощущается. Поэтому в тот день нам удалось ещё подняться около четырёх километров по реке до первых перекатов, где нашли удобную полянку и встали на ночлег.
   Ну, наконец-то мы покинули озеро! И как-то спокойней стало на душе. Теперь дальше знакомая нам проводка на бечеве против течения, и никакого ветра со штормовой волной. Вечер сегодня тёплый и тихий, в реке плещется рыба. Расчехлил спиннинг, и с нескольких забросов натаскал хариусов на ужин и завтрашний день.
   День выдался жаркий. Собрались поздно, потому как с утра устроили помывку. Вода в реке оказалась весьма тёплая, хотя в нескольких километрах выше на ней находится обширная наледь – один из интереснейших объектов природы, через который должен пролегать наш путь.
   Река течёт здесь по широкой полосе галечника, разбиваясь на протоки, и местность вполне себе живописная. Проводка лодки на бечеве не составляет труда. Поэтому, поднимаясь довольно успешно, мы вскоре достигли места, где русло разбивается на несколько рукавов. Началась, так называемая, «наледная поляна». Первая мысль была пойти левой, по ходу движения, протокой. Но она показалась слишком узкой и маловодной. Вправо же, наоборот, уходило широким плёсом полноводное русло, и мы повернули туда. Как выяснилось позже, это было ошибкой, стоившей нам ещё одного дня. Разумеется, в хитросплетении этих проток легко разобраться по космоснимку, на котором всё это прекрасно видно, но он находился в неработающем навигаторе и был для нас недоступен. А бумажная карта полувековой давности не давала сколь-либо вразумительной информации по этому месту.
   Первые полтора километра подъёма русло было вполне обнадёживающее – широкие и глубокие плёсы, по которым можно было плыть, чередовались несложными перекатами, которые легко проводились сходу. Далее русло начало разбиваться на протоки, стремительно теряя воду. Выбирать наиболее полноводную из них стало проблематично. И чем дальше вверх мы пробивались по реке – тем меньше становилось в ней воды. И когда взору открылось открытое пространство, с белеющей вдали полосой льда, река превратилась в маленький ручеёк, струящийся по камням, и стала совершено непригодной для проводки. Гружёная лодка намертво садилась баллонами на дно. Передёргивание по метру рывками отнимало последние силы. Вода тут растекалась на множество ручейков по ровной как стол огромной поляне протяжённостью пять километров. Но где она собирается в одно русло и сколько до него идти – было непонятно. Разведка на полтора километра вперёд ничего утешительного не принесла. Под правым коренным берегом этой обширной поляны тоже ничего утешительного – мелкий ручеёк с огромными булыжниками в русле. Неужели такая полноводная река полностью растекается, теряясь на этой поляне? Увиденное лишило меня оптимизма, и было впечатление, что всё наше мероприятие накрылось медным тазом, нам дальше не пройти - пора поворачивать назад. Но всё-таки в трехстах метрах левее, в центре поляны, удалось обнаружить ещё одно русло, тоже мелководное, но вполне пригодное для проводки. Пришлось таскать в несколько ходок лодку и вещи.
   Поднявшись по ней, точней – протащив волоком лодку, с горем пополам удалось приблизиться к наледи ещё на километр. Судя по всему, и тут перспектива была нерадостная. Увидев среди струящихся проток ровную поляну с мягкой зелёной травкой, решили становиться на ночлег. Тем более силы были на исходе, и уже был глубокий вечер, и что ждёт далее - было непонятно. Приготовили на газе ужин и улеглись отдыхать. Это были такие приятные минуты – лежать, нежась в палатке после столь тяжёлого дня. Лишь только вой волков где-то там, на наледи, напомнил нам, что мы находимся в глуши, далеко от цивилизации. Целый час продолжался этот концерт и потом смолк так же неожиданно, как и начался. Такая вот «колыбельная» была нам спета в тот вечер.
   День выдался просто идеальный - опять солнце и на небе ни облачка. Лёгкий освежающий ветерок, нет гнуса и совсем не жарко. Проснувшись в 6 утра, решил сходить на разведку, пока Татьяна спит. С первой же сотни метров стало понятно, что подъём по этому руслу бесперспективен. Дошёл до наледи, ручей ныряет под неё и далее через пару сотен метров вновь выходит из-под неё и уводит куда-то к правому борту долины. Теперь стало всё понятно. Так вот оказывается, куда мы забрались! Это ручей Менду – левый приток Амнундакты. Придётся исправлять ошибку.
   Чтобы убедится лишний раз – повернул к левому (северному) борту долины и через километр вышел к полноводному руслу реки. Ну наконец-то! Вот она, река Амнундакта! А мы, оказывается, залезли совсем в другую сторону. Будь исправен навигатор, этого бы не случилось.
   Обратный путь проделал вниз по реке, поравнялся с палаткой, и вышел к ней - разметив кратчайший путь для перетаскивания. От реки до палатки получилось где-то около 500 метров.
   Пока завтракали и собирали лагерь, солнце уже было в зените, и жара вновь дала о себе знать. Поэтому после каждой ходки приходилось лезть в реку охлаждаться, а также кипятить чай, чтобы хоть как-то утолить не проходящую жажду. В итоге за пару часов смогли всё же перетащиться, и с чувством облегчения начали дальнейший путь вверх по (теперь уже нормальной) реке.
   Подъём против течения тут несложный. Река течёт по открытой местности. Берег вполне удобен для проводки и лодку легко вести на бечеве через несложные перекаты. Довольно много плёсов, где можно плыть. Если бы ещё не жара, от которой всё пересыхает во рту, было бы вообще идеально.
   Поравнялись с наледью. В реальности она в три раза меньших размеров, чем показано на карте. Видимо сказывается общее потепление климата. Надо бы сделать фотосессию, но желания идти к ней нет. Мы и так потеряли уйму времени, а впереди ещё неизвестно какие сюрпризы готовит нам судьба.
   На плёсах под перекатами постоянно спугиваем стаи хариусов. Видя такое дело, на обеденном привале решили сварить уху. Расчехляю спиннинг. Несколько забросов - и рыбы уже некуда девать. Вспоминаются слова – «Здесь рыбы нет, один только хариус».
   Далее река входит в лесную зону. Вот тут-то и начались приключения. Нависающие кусты, коряги, завалы и стремительное течение, вырывающее из рук лодку. Подчас русло разбивалось на несколько проток и неизвестно было, по какому лучше подниматься. В тот день так и не удалось дойти до озера Кикта, как мы планировали. Остановились на галечной косе, не дойдя до него всего каких-то пару километров.
   С утра опять долгие сборы и далее борьба со стремительным течением. День всё такой же, жаркий и солнечный. Через лежащие поперёк деревья в большинстве случаев удаётся провести лодку под ними, хотя без топора иногда не обойтись, чтобы срубить ветви. Некоторые лежат вершинами в воде, едва перекрывая русло. Такие проходятся сходу, под берегом, у вершинной части. Река разбивается на три и более протоки, и непонятно какими идти. Выбрав в очередной раз наиболее полноводную, влезли в коряги. Вывороченное с корнями дерево лежало прямо в центре узкой струи. Вода с видимым уклонном устремлялась вниз, ударяясь об эту преграду, образуя отбойный пенный вал.
   Оценив шансы, решили протащить лодку по узкому проходу у самого берега, фактически одним баллоном по суше. Но течение оказалось сильней. Когда уже почти протащили, лодку всё же развернуло и придавило к коряге, начав захлёстывать водой. Пытаясь выровнять и вырвать её из объятий этой струи, я инстинктивно резко потянул лодку за носовой козырёк и оторвал его вместе с куском внешней оболочки. Образовалась грыжа длиной около 10 сантиметров и шириной около сантиметра. Учитывая, что это не фатально и дальше она не расширяется, решили не останавливаться на ремонт и идти до озера, предварительно сбросив давление в баллоне.
   Далее река опять собралась в одно русло, густые пойменные леса сменились коренными берегами. Течение стало спокойней. Ещё поворот... и взору предстало озеро Кикта. При его протяженности в четыре с половиной километра оно имеет весьма сильно изрезанную береговую линию и разделено узкой косой на две части, между которыми в проливе наблюдается течение. Ориентируясь по карте, гребём в дальний конец озера. С воды открывается панорама окружающих его хребтов.
   Удивляют пейзажи, нестандартные для этих мест. Пологие конусообразные вершины мало похожи на плато Путорана. Больше напоминают Полярный Урал. Берега озера – мореные холмы, поросшие редким, полузасохшим лиственничным лесом, выглядят не очень привлекательно, и не располагают к стоянке. Да нам здесь становиться и не надо. У нас сегодня цель дойти до озера со звучным именем Надежда.
   Пересекли озеро, и когда увидели продолжение реки, я чуть было ни впал в ступор. Впадая в озеро, Амнундакта образует своего рода дельту, растекаясь на десятки маленьких ручьёв. В них совсем не оказалось воды. Ещё на этапе подготовки к путешествию, я изучал эту местность - там была вполне полноводная шивера. Похоже, продолжающаяся около месяца засуха сделала своё дело. Сходил на разведку. Выводы неутешительные. Сначала нам надо протащиться 200 метров практически высохшего русла, где вода едва прикрывает камни. Далее целый километр мощного порога весьма тяжёлого для проводки, со стремительным течением и большими камнями, беспорядочно разбросанными в русле. До озера Надежда всего два километра, а река падает здесь на 15 метров. При виде всего этого опять посетила мысль, что всё – приехали, дальше нам не пройти. Но так обидно, проделав такой огромный и тяжёлый путь, теперь сдаваться.
   Настроение подавленное. Вскипятили чай на газе, устроив небольшой перекус жареной рыбой. Затем двинулись дальше, штурмовать это препятствие. Большую часть этой дельты одолели, перетаскивая рывками, приподнимая лодку. Местами удавалось расчистить русло. И всё-таки не удалось избежать полной разгрузки лодки с перетаскиванием её и всего груза на руках. Наиболее сложными оказались первые 500 метров порога. Чтобы лавировать лодкой среди торчащих в русле валунов часто приходилось идти по воде. Большая глубина, сбивающий с ног напор воды и скользкие камни сделали своё дело. На этом пороге я окончательно сбил ноги, пальцы на ступнях потеряли чувствительность. А большой палец воспалился, и его пришлось лечить все оставшееся время до окончания маршрута.
   Оставшийся участок реки сложностей не представляет. Это чередование глубоких и широких плёсов с небольшими перекатами. Ямы там, конечно, глубокие – ощущение, словно они бездонные. Мы там пробовали рыбачить, в надежде поймать гольца - ничего не попалось. Как и в озере.
   Ещё пара плёсов, и взору открылось озеро Надежда. У истока реки его берега довольно высокие. Тут же напротив высокий остров в виде конуса. Рядом на пригорке напиленные свежие лиственничные чурбаки. Странно, ведь на всём протяжении реки мы никаких стоянок не видели, за исключением очень древних. Как потом оказалось, в этом году здесь перед нами в июне прошла экспедиция на вездеходах «Шерп». Вполне вероятно, это их рук дело. Они прошли через перевал и озеро Капчук на Кутарамакан.
   Вдохновленные успехом. сразу рванули в дальний конец озера к устью реч

   Всё это ввергло в уныние. Оценив шансы, с учётом сложившейся ситуации - начинаю понимать, что нам не одолеть быстро такой волок. К тому же последствия засухи явно не позволят спустится по Капчуку, он гораздо меньше Амнундакты и воды там наверняка тоже нет. Да и падение у той речки явно не для сплава. В итоге на Кутарамакан тоже придется делать волок. В общей сложности мы потеряем ещё 4 дня на этом двойном волоке, израсходовав весь резерв оставшегося времени. И ведь ещё неизвестно, сколько дней нас может на озёрах задержать непогода. Из всего этого складывается неутешительная картина: мы рискуем не успеть вернутся к сроку и опоздать на самолёт.
   Жаль, конечно, но от посещения Кутарамакана, наиболее живописного озера на маршруте - придётся отказаться. Слишком много времени мы потеряли по причине сложившихся нестандартных климатических условий на маршруте и поломки навигатора. Обидно, что придется отступить, но другого выхода нет.
   Чтобы не становиться в этом сыром и дремучем лесу, выходим на озеро в поисках места для стоянки. Берега не внушают оптимизма – везде болото с кочками и зарослями багульника. Вполне удобное место удалось найти в устье ручья Куеннга, впадающего в озеро с северо-востока. Эта уютная полянка на живописном берегу, в окружении кустов ивы и маленьких ёлочек, стала нашим домом не последующие двое суток. Впадающий в озеро ручей намыл тут обширную галечную косу, создав удобный подход к воде.
   Теперь у нас была уйма свободного времени и можно было никуда не торопится. Поэтому весь следующий день посвятили пассивному отдыху и ремонту лодки. Пробовал рыбачить, но безрезультатно. Странно конечно – такое глубокое и большое проточное озеро, и ни одной поклёвки. Словно тут нет рыбы. Так незаметно завершился последний день июля. Завтра должно было наступить первое августа.
   Разбудил нас неожиданный порыв шквального ветра со стороны озера, сминающий к земле нашу палатку, несмотря даже на то, что от берега она была закрыта узкой полосой ивняка. Я вышел из палатки. По небу мчались чёрные косматые тучи, с каким-то зловещим желтоватым оттенком.
   Ветер гнул к земле деревья, поверхность озера буквально кипела от пенных барашков. Это был настоящий шторм. Воздух был пропитан запахом гари. Первая мысль была, что это не тучи вовсе, а дым от пожаров. Позже на кордоне заповедника нам сказали, что это не пожары. Это ветер пригнал газ с Норильского комбината. Такое тут иногда случается. Срочно укрепили палатку дополнительными оттяжками и стали пережидать непогоду.
   Ближе к полудню ветер ослаб, и чтобы не терять напрасно время, я решил сходить всё-таки на озеро Капчук. Посмотреть волок, сделать мониторинг местности. Потому как понял, что не смогу потом себе простить то, что был совсем близко, и нее побывал там.
   500 метров вдоль берега озера до устья ручья Куликангда прошёл довольно быстро и углубился в лес вдоль него. Преодолев полосу прибрежного пойменного леса, поднялся на морену и, побродив по ней, нашел-таки то самое, маленькое круглое озерко – начало цепочки озёр, по которой планировал сократить волок. Протянувшись на целый километр, и находясь на расстоянии 40-60 метров, друг от друга, они хорошо просматриваются и служат хорошими ориентирами. Только вот использовать их для волока проблематично. Разделены они всё теми же высокими грядами. И поэтому спорный вопрос, что лучше? Многократное челноченье с лодкой и грузом через эти горки, ради того, чтобы сократить один километр на волоке - или сразу делать волок 3 километра? Сами озёра весьма глубокие, имеют бирюзовый цвет воды и высокие берега.
   В целом, волок, конечно, вполне проходим, основная сложность – спуски и подъёмы. Местность тут весьма холмиста, что отнимает немало сил при ходьбе с рюкзаком и усложняет ориентирование без навигатора. Основная сложность – первые 500 метров от берега озера. Это джунгли. Там реально придётся продираться. Дальше по мореной гряде, чистому лиственничному редколесью с ягелем вдоль цепочки озёр идти вполне комфортно. После опять следует неприятный участок – лесной массив с багульником и довольно высокий подъёмом в гору. Далее ещё один спуск и подъём,
   Оставшиеся до озера Капчук километр с небольшим местности, пролегают всё по тому же ягельнику и сложности не представляют. Отсюда уже видно озеро Капчук и гору Амельтук, доминирующую в этом районе. Озеро Капчук находится на 37 метров выше озера Надежда. Берега его - полная противоположность озеру Надежда: живописные ягельные поляны с обилием мест для стоянок. Представляю, как тут должно быть красиво в солнечную погоду. Первое впечатление, когда видишь это – не хочется даже уходить отсюда. Береговая линия сильно изрезана, особенно в северо-западной его части. Много островов.
   Вдали над озером вздымается восточный отрог горы Амельтук, цепляющий своим гребнем низко висящие чёрные тучи. Отсюда уже совсем близко до Кутарамакана, если переплыть озеро, остаётся всего 4 километра. Видно его долину и горы на его восточном берегу. По обнажившемуся каменистому дну прибрежных отмелей видно, что уровень воды в озере значительно упал. Это лишний раз наводит на мысль, что Капчук явно пересох, и спустится в Кутарамакан по нему будет невозможно - придётся делать ещё один волок. Тяжело, конечно, осознавать, что приходится отступать, когда цель так близка. Но нам не успеть к сроку, как бы заманчиво это не выглядело. Теперь только вниз по Амнундакте, к озеру Кета. Обратно туда, откуда мы пришли.
   Вся эта прогулка почти под непрекращающимся моросящим дождём заняла около 6 часов. В итоге, на обратном пути пробиваясь последние метры к озеру, собрав на себя всю воду с мокрых кустов, пришёл с ног до головы мокрый.
   Татьяна заждалась уже меня - сказала, что в моё отсутствие опять был шторм. Странно, в лесу на перевале вообще ничего не ощущалось. Вечером, к моему приходу ветер стих уже и на озере. Облака легли на горы, создав живописные пейзажи. Переодевшись в сухое и поужинав, продолжил любоваться ими уже из тёплой уютной палатки.
   Осознавая, что теперь у нас остаётся много времени и его куда-то надо девать – особо не торопились. Отоспавшись вволю и потратив полдня на сборы, решили посвятить время рыбной ловле. Переплыв озеро, вошли в реку и на первых же перекатах натаскали столько хариуса, что оставшееся время до самой темноты ушло на его разделку и жарку. В итоге тут же пришлось заночевать. Тем более место благоприятствовало этому – уютная полянка и удобный подход к воде, что тут бывает не так часто. Судя по всему, мы тут были не первые – на поляне обнаружилось старое кострище и напиленные дрова, уже заросшие сверху мхом, но вполне годные для костра.
   Уже который день подряд видим пролетающие над нами вертолёты, от МИ-8 до самых маленьких. Летают, видимо, на Кутарамакан, потому как долина Амнундакты для этого действительно наиболее прямой и логичный путь.
   На следующий день продолжили спуск вниз по реке. Стремительно промчались через те пороги, которые несколько дней назад я упорно бурлачил против течения, и вышли в озеро Кикта.
   Перед озером, как и в прошлый раз, пришлось потаскать лодку волоком. В месте впадения струи в озеро, опять пробовал порыбачить, в надежде поймать гольца. Но всё безрезультатно. Странно, место вроде как перспективное, но ни одной поклёвки. Достигнув косы, перегораживающей озеро, вновь пробую рыбачить. С первого же заброса почувствовал мощный рывок. Подумалось, «неужели голец»? Но вместо него из воды выскочила огромная щука, проделала прыжок около трёх метров в длину, и потащила в глубину, разматывая леску на фрикционе. Вываживать её пришлось довольно долго - особь оказалась весьма внушительной, более 6 килограмм весом. Хотел отпустить её обратно, но Татьяна запретила. Ей то легко сказать… а мне работа - её разделывать и жарить. Попробовал продолжить рыбачить, и при каждом забросе на блесну цеплялась щука. Мне надоело их снимать с крючка, так как это было действительно проблемой. Было ощущение, словно здесь собрались все щуки с этого озера. Причём все довольно крупные и агрессивные. Взяв ещё одну, остальных мы всё же отпустили. Такого количества нам все равно не съесть.
   В изрезанной береговой линии озера легко запутаться. Поэтому мы не сразу нашли исток (продолжение) реки. Приняли за него очередной залив. Ошибку быстро исправили, но когда вошли в реку, то оказалось, что плыть вниз по течению ненамного проще, чем подниматься вверх. Стремительное течение с прижимами на поворотах несёт лодку на нависающие кусты и коряги. Во многих местах всё так же приходится проводить. К тому же появились новые завалы, совсем свежие упавшие деревья. Это, видимо, последствия того шторма.
   Когда вышли на наледь, в этот раз не преминули упустить случай познакомиться с ней поближе, сделать фотосессию. Пласт льда около метра толщиной, отсвечивает бирюзовым цветом. Когда отламываешь от края куски льда, он расщепляется на палочки, сосульки.
   На зимнем космоснимке наледь имеет 5 километров протяженности при ширине полтора километра. В реальности же её размеры около километра в длину и 500 метров в ширину. Видимо, жаркое лето и общее потепление сделали своё дело. В целом, место красивое и оставляет приятное впечатление. Вот только погода пасмурная, не для фотосессии.
   Заодно тут же решили порыбачить. Хариус, как всегда, исправно хватает блесну при каждом забросе. Поэтому рыбалка быстро становится неинтересной. Иногда попадается сиг. В среднем, один на несколько хариусов.
   Все эти 5 километров река здесь течёт одним полноводным руслом по правому борту долины, по абсолютно ровной и открытой местности. Эх, знать бы нам это раньше, не пришлось бы терять столько времени, бегая по этой наледной поляне и перетаскиваться из одной протоки в другую. Приближаясь к концу поляны, мы внимательно всматривались в левый берег, надеясь всё-таки найти то место, где совершили ошибку, но так ничего и не увидели. Поляна осталась позади, река постепенно вошла в лес, а того ложного ответвления русла так и не увидели. Случайно оглянувшись назад, узнали знакомый пейзаж и поняли, что мы уже проскочили это злополучное место, даже не заметив. В каком месте река разветвляется, осталось загадкой. Ощущение, словно мы ещё раньше, до выхода на эту поляну сбились с пути, свернув не в ту протоку. Сейчас жалею, что поленился обратно подняться по реке километр, чтобы понять, в чем было дело? Разумеется, включённый навигатор нарисовал бы трек, и не было бы той неразберихи. Но вот судьба – даже не мог подумать, что столько проблем принесёт нам вышедший из строя навигатор. Ведь раннее, столько лет обходился бумажными картами и компасом, и никогда не было проблем.
   К вечеру погода вновь наладилась, и озеро Кета встретило нас полным штилем и зеркальной гладью. Встали на высокой песчаной террасе, образованной наносами реки, с панорамой на гору Шестиглавую. Место идеально ровное и красивое. Под ногами мягкий ковёр травы и мха, по которому можно ходить босиком.
   Весь следующий день простояла такая же тихая солнечная погода. Посвятили этот день отдыху и бытовым делам. В соответствии с оставшимся временем, рассчитали дальнейший маршрут. Получилось, мы как раз успеваем посетить дальнюю восточную оконечность озера Кета, и вернутся в Норильск за три дня до вылета. Решили, пока позволяет погода немного выиграть время.
   Ближе к вечеру снялись со стоянки и продолжили путь в соответствии с дальнейшими планами, на восток, южным берегом озера, вдоль подножия горы Шестиглавой, и встали после неё у первого ручья, пройдя в тот день 14 километров. Под вечер, как всегда, начала меняться погода, и поднялся ветер, который шумел прибоем всю ночь.
   Дни плавания по озеру ничем особенным не отличаются. Рассказывать тут особо нечего. На всё это у нас ушло 9 дней с двумя днёвками. Зато виды здесь были поистине впечатляющими. Погода менялась несколько раз, и при каждой смене погоды местность преображалась до неузнаваемости. Никакими словами не описать того, что мы там видели. Поэтому лучше лишний раз увидеть, чем сто раз услышать.
   Весь следующий день погода менялась несколько раз. От дождя до солнца, подарив нам удивительные пейзажи. Идя вдоль южного берега озера, в тот день мы прошли 18 километров и встали в устье реки Чопки. Вся её дельта заросла плотными зарослями ольхи. С трудом нашли маленький пятачок под палатку, но место под стоянку оказалось вполне уютным, и дров валом.
   Да и погода на следующий день выдалась весьма тёплой, солнечной и безветренной. Поэтому мы никуда не пошли, устроили тут день отдыха среди красивейших пейзажей. Впадающая здесь в озеро речка сулила удачную рыбалку. И действительно, в этот день мне удалось выловить тут с берега, прямо рядом с палаткой, крупного гольца весом 3 килограмма. Вечером полазил по кустам и насобирал красной смородины. Хорошая замена лимонам, которые у нас уже закончились.
   Погода меняется очень быстро. Ночью подул холодный ветер и нагнал моросящий дождь. Тем не менее, засиживаться нельзя. Собрались, невзирая на дождь, и продолжили свой путь к восточной оконечности озера. Пересекли залив, отделяющий устье Чопки от дельты находящейся здесь рядом речки Малый Орокан, и сразу после неё за мысом увидели базу заповедника. Оказывается, мы стояли всего в трёх километрах от неё и не знали об этом.
   На базе нам сразу был оказан радушный приём. Очень красиво, чисто, уютно. Есть электричество и другие блага цивилизации. Пока обедали на базе, дождь начинался и прекращался несколько раз. Не стали выжидать, и пошли дальше.
   В финальной восточной части озеро сужается до километра и представляет собой фьорд, стиснутый с обеих сторон вплотную подступившими к нему горами с почти отвесными склонами, взметнувшимися на высоту более 800 метров. Так же круто вниз уходит и дно озера. В трёх метрах от берега его уже не видно, хотя вода кристально чистая и прозрачная. И так на протяжении оставшихся 15 километров до конца озера.
   Весь путь был под непрекращающимся дождём. В плане, было встать в конце озера, в устье Орокана. Но когда достигли его, то оказалось, что здесь в этой низине, кругом сплошное болото, встать негде. Поиски ничего не дали. В лесу сплошные кусты и кочки. Да ещё и дождь зарядил с утроенной силой, превратившись в ливень. Решили поискать место ближе к северному берегу, переправившись к находящемуся отсюда в 500 метрах устью речки Улогар. Там тоже оказался такой же заболоченный лес с кочками. Но на берегу перед полосой ивняка нашлась обширная поляна, вполне ровная и пригодная для палатки. Татьяну смутило открытое место, она боялась, что нас тут сдует ветром. Мне пришлось долго убеждать её, что ничего нам не грозит.
   С утра всё так же пасмурно, дождя нет, но горы окутало облаками. Должен сказать, горы красивы в любую погоду. Но особенно тогда, когда на них ложатся облака, окутывая их таинственным белым покрывалом. Утро подарило именно такие пейзажи, на которые можно было взирать часами, будучи не в силах оторвать от них взгляд.
   Собрались и двинулись обратно, теперь уже вдоль северного берега озера. Стало проясняться, и в какой-то момент посмотрели назад. Взору открылся перевал на озеро Кутарамакан, высотой около 300 метров, и проглядывающиеся за ним горы восточного берега Кутарамакана. На фоне окружающих его вершин плато, перевал выглядел до смешного низким и пологим, и смотрелся так заманчиво, что захотелось вновь, невзирая ни на что, двинутся туда к нему, подняться эти несчастные 6 километров вверх по Орокану, и, перевалив через ту ложбину, оказаться там, куда мы так стремились. Но в виду того, что мы исчерпали весь лимит времени, нам ничего не осталось, как окинуть ещё раз прощальным взглядом эту живописную оконечность озера и двинутся дальше.
   Погода по-прежнему не балует. Горы вновь окутало облаками. Когда миновали мыс, начал подниматься ветер и появилась небольшая волна. Проплыв в общей сумме 13 километров, поравнялись с устьем речки Чопка, на которой мы дневали позавчера. Ещё тогда, заметив на противоположном берегу каскад водопадов, спускающихся с горы, я решил сходить туда на обратном пути. И вот тот час настал.
   Нижний водопад находится в 200 метрах от берега. Небольшой, но по-своему живописный. Сделав фотосессию, отснял его так же на видео. На обратном пути наткнулся на заросли спелой, очень сочной красной смородины. Нарвал Татьяне букет и спустился к лодке. Ветер усилился, волна стала больше. На предложение Татьяны переждать, дал понять, что это может быть надолго, а встать тут негде: берег - сплошные камни и наверху косогор с багульником. Поэтому надо идти, пока погода позволяет. Тем более до Устья реки Токингды, где находится база московской турфирмы, осталось всего 7 километров. Но, как всегда, едва мы отчалили, волна стала стремительно увеличиваться. Нам ничего не оставалось, как грести, удерживая лодку на курсе, что при боковой волне весьма проблематично. Выбрасываться на берег было тоже не лучшим решением – здесь на всем протяжении до устья Токингды к воде довольно круто спускается массивная гора с таким же названием. И, соответственно, весь берег тут – это нагромождение камней. В итоге, когда мы подошли к устью реки Токингды, волна уже была более метра. Благо, что пологая. Но все эти взлеты на гребни этих гигантских волн с последующим проваливания вниз между ними, навели много страху на Татьяну. К тому же там отмель, и волна особенно высокая и крутая. Впереди уже видны были строения базы, и мы гребли, стиснув зубы, борясь с волной. Перед самой базой нас нагнала выскочившая из реки моторная лодка с рыбаками, предложив взять на буксир. Мы вежливо отказались, объяснив тем, что если прошли такое расстояние, то каких-то 500 метров уж всяко одолеем, с небольшим опозданием в 5 минут причалили к базе вслед за моторкой.
   Рассказывать о базе, думаю, не имеет смысла. Желающие могут посмотреть её фото в Интернете http://plato-putorana.ru/gallery/
   Здесь нам также был оказан самый тёплый приём. Накормили шурпой из свежей оленины, дали продуктов – 400 граммовую пачку крупнолистового чая, буханку хлеба. Предложили тёплый ночлег прямо здесь, в доме. Но управляющий базы, Николай, сказал нам, что молодёжь будет гулять до 3 часов ночи, поэтому мы вряд ли выспимся. Посоветовал устроиться поодаль, на вертолётной площадке. Там нам никто не будет мешать. Поговорив с ним о жизни здесь и рыбалке, попив чаю и согревшись, вновь отчалили и, проплыв вдоль берега пару сотен метров, увидели эту поляну. Место, честно говоря, оказалось отвратительное. Пронизывающая сырость (видимо из-за погоды), и тучи мокреца, который лез во все щели. С трудом среди кочек и мокрой травы нашли маленький пятачок под палатку.
   Спалось тоже не очень. Проснулись в 4 утра. Небо вновь затянуто плотной пеленой облаков. Тучи легли на склоны гор, заволакивая их и создавая удивительные по красоте пейзажи. На озере тишь и гладь. Решили не терять время, быстро собрались и двинулись в путь, чтобы успеть как можно больше пройти, пользуясь затишьем. Так и плыли, любуясь этими пейзажами. А облака меняли свои очертания. Горы то полностью погружались в тучи то иногда выныривали из них. Запланированный 18 километровый отрезок пути в тот день прошли довольно быстро, и около полудня встали в дельте последнего, впадающего здесь ручья, почти напротив горы Шестиглавой.
   Место идеальное: ровная полянка, закрытая со всех сторон стелющимися берёзками. Правда, сам берег и спуск к воде оказались весьма неудобными – булыжная мостовая из кругляков, по которым небезопасно ходить. Обустроившись на этом месте, в тот день уже никуда не пошли, устроили полудневку, на которой основательно отдохнули и выспались.
   Утром следующего дня опять начал подниматься ветер, но тем не менее задерживаться не стали и, снявшись со стоянки, продолжили путь вдоль северного берега озера. По плану мы должны были на следующий день достичь базы Виктора Саратова. И опять нам повезло с погодой. Ветер неожиданно стих, и мы сами незаметно для себя отмахали аж 26 километров. Всё потому, что долго не могли найти место для стоянки. Для этого несколько раз приходилось выходить на берег, но берега оказались мало пригодны для стоянки: повсюду камни, кусты и кочки – палатку приткнуть негде. Хотя с воды эти поляны среди лиственничного редколесья выглядят весьма уютными.
   Эти места нам уже знакомы. На расстоянии 700 метров от берега здесь тянется отвесная стена обрывающегося к озеру плато, взметнувшаяся над озером более чем на 600 метров. Это поистине грандиозное зрелище, не передаваемое словами. Масштабы её гигантские. Фактически это разлом, на котором отчётливо видны слои базальтов и туфов – следы многократного излияния лавы. Продвигаясь вдоль этого чуда природы от мыса к мысу, срезая заливы и любуясь горой Дея в лучах заходящего солнца, обнаружили на берегу симпатичную полянку. Тут же, рядом с двумя одиноко стоящими лиственницами нашёлся ровный пятачок земли под палатку. Чуть дальше, обзор вперёд закрывает невысокая мореная гряда, вклинившаяся в озеро мысом, создав здесь уютную бухточку, защищённую от ветра. Лучшего места для стоянки и не придумать. Поэтому решение пришло само собой.
   Ночью на озере опять было неспокойно. Ветер поднял волну, и мы всю ночь слушали шум прибоя. Утро, как и в предыдущие дни, выдалось пасмурное. Слазил на горку, мореную гряду, закрывающую дальнейший обзор на запад, чтобы снять панораму озера. Оно действительно огромно. Западный берег, до которого отсюда 30 километров, исчезает за горизонтом, теряясь в дымке. Навигатора у нас нет, и мы не можем точно определить своё местоположение, но, судя по всему, мы находимся возле горы Хита.
   Тем временем ветер стих, и продолжив путь, мы через пару часов были у Виктора на базе. И вновь, как и в первый раз, он одарил нас кучей продуктов. Откровенно, нам было неловко от такой его щедрости, когда он принёс и выложил всё это на стол. Колбаса, фрукты, свежий хлеб, большой шмоток сала, минеральная вода, лимонад и килограмм шоколадных конфет. Татьяне было неловко от такого изобилия, и она взяла не весь кулёк конфет, а всего лишь пару горстей оттуда. Сало мы тоже брать не стали. Нам ведь немного уже осталось, а ему тут жить. Пока обедали, вновь поднялся ветер. На предложение остаться здесь ночевать, мы поначалу было согласились, но озеро вновь стало успокаиваться, и взвесив все аргументы решили не терять время – идти, пока позволяет погода.
   Отчалив, окинули последним взглядом становище нашего благодетеля и взяли курс на северо-западную оконечность озера. Впереди нам предстояло пересечь довольно обширное водное пространство - залив Кетаонган. Учитывая тот факт, как быстро, буквально в течение нескольких минут, тут меняется погода, решили не срезать, не лезть на средину озера, а идти рядом с берегом. Но залив оказался настолько обмелевшим, что ещё за сотни метров от берега мы сели на мель. Пришлось выползать обратно на средину.
   Оставив позади залив, продолжили движения вдоль берега, присматривая место для стоянки. Берега, как всегда, оказались весьма унылыми, но тут на удивление нашлось идеальное, на редкость уютное место на мягком мху под сенью лиственниц, с красивым видом на озеро. И вечер оказался просто чудным – солнечно и на озере полный штиль. Общий дневной переход в этот день составил около 16 километров.
   Утро вновь встретило без солнца. И хоть с утра было тихо, далеко в этот день уйти не удалось. Поднявшийся неожиданно встречный ветер остановил нас. Пришлось укрыться в одной из бухточек и устроить вынужденную дневку.
   Горы вновь окутало облаками, придав местности какой-то мистический вид. Но ночью их разогнало и утром был первый заморозок.
   Северный берег озера в западной его части сильно изрезан. Здесь много заливов и большое скопление островов, среди которых весьма сложно ориентироваться. Поэтому опять сказалось отсутствие навигатора – пару раз мы по ошибке загребали в заливы, принимая длинные узкие мысы за острова. И всё же на следующий день удалось пройти оставшиеся 14 километров и войти в реку Рыбную, ещё раз немного поплутав перед самым её истоком, и не забыв полюбоваться на прощанье последними видами озера. Было грустно покидать озеро. У начала реки Рыбной устроили перекус, вскипятив чай на газовой горелке. Пока обедали, увидели на воде всплески. Стая каких-то крупных рыб подошла вплотную к берегу. Сквозь воду было видно их чёрные спины и светлые бока. Я было уже обрадовался, подумав, что это голец. Но к разочарованию вытащил из воды хариуса. Потом ещё одного, и далее клёв прекратился, стая ушла.
   Первые километры Рыбной порадовали весьма быстрым течением. Шумные стремительные перекаты следовали один за другим.
   Через 4 километра река повернула на юг и начались широкие разливы. Тем не менее течение ощутимо, и река реально несёт. После стоячей воды озера это кажется отдыхом. С реки виден круто обрывающийся к югу западный отрог плато Путорана – гора Кульдек. Берега реки можно описать одним словом – хлам.
   Со стоянками, как и следовало ожидать, оказалась проблема. Берег либо не пригоден для стоянки, либо не него вообще невозможно выйти. Пришлось несколько раз приставать к берегу, пока нашлась маленькая плешина среди кочек и зарослей багульника
   Река течёт здесь в высоких берегах среди мореных холмов. Там, где она их промыла, образовались весьма мощные шиверы с узким руслом и ощутимым падением. Когда мчишься вниз, виден явный уклон реки. Ощущение, словно катишься с горки. Струя мощная, узкая и глубокая, камней нет. Поэтому сложностей они не представляют. Под перекатами в заводях с обратным течением обитают щуки. Их там множество. Видно, как они идут вслед за блесной, сопровождая её до самого берега. А некоторые бросаются не раздумывая. Даже если какая-либо из них срываться, остальных это не останавливает. Интерес к блесне у них не пропадает. Обитает в реке так же крупный окунь. Но вот хариус нам больше не попадался.
   На том участке, где Рыбная прорывается сквозь полосу прибрежных морен, которые как запруда держат уровень воды в озере, она течёт в обратном направлении, на юг, словно ища себе путь. И лишь выйдя в низину, поворачивает на север, к реке Норилке. Здесь течение ощутимо замедляется, и река начинает меандрировать.
   Особенность ландшафта реки Рыбной – мёртвый лес, раскинувшийся в её долине, и протянувшийся на юг более чем на сотню километров. Это, так сказать, район экологической катастрофы - есть последствие влияния норильского комбината. С местами для стоянок тут тоже весьма сложно, хотя дров с избытком. Остановились на большом острове, в месте генерального поворота реки на север. Испортившаяся окончательно погода внесла свои коррективы и задержала нас опять на сутки. Весь следующий день моросил дождь. В палатке, конечно, вполне тепло и комфортно, но целый день лежать там невыносимо, Расщепив сухую лиственницу, нащепал лучину из её сердцевины и разжёг большой костёр, который потом поддерживал весь день. Заодно разделал и пожарил всех щук.
   Ночью ветер сменился на северный и стал задувать в палатку. Стало сразу холодно и неуютно. Но застревать здесь перспектива была нерадостной. Поэтому решено было, невзирая на погоду, идти дальше. Пока собирались, увидели, как на севере открылся кусок ясного неба. Через час сплошную полосу тяжёлых дождевых облаков угнало на юг, и местность озарилась лучами солнца. Но вот беда- весь день пришлось упираться против ветра. Течение в реке ощутимо ослабло, и помощи от него было уже мало.
   Тем не менее, мы смогли пройти за день этот 38-микилометровый извилистый участок реки и встали в устье речки большой Лонгачи. При впадении в Рыбную она вскрывает пласты известняка и образует порог. Непривычное зрелище после глинистых берегов Рыбной.
   Здесь нашлась на редкость красивая и ровная поляна, защищенная от ветра, где мы с комфортом оборудовали стоянку. Ради любопытства вновь расчехлил спиннинг и с первым же забросом блесны вытащил средних размеров щуку. Следом ещё пару штук. Этих щук нам хватило до Норильска, доедали их уже в гостинице, с пивом. На закате солнца наблюдалось какое-то странное атмосферное явление – облака на небе вытянулись в узкие длинные полосы, параллельные относительно друг друга.
   Оставшиеся 25 километров до порога Орон шли при встречном ветре с перемежающимися зарядами дождя. Проскочили устье левого притока Омне. Зрелище унылое – кусты и глина. Как хорошо, что мы вчера не стали идти сюда – хотя и планировалось. Дальше пошли широкие протяжённые плёсы. Периодически всматривались в карту, опасаясь незаметно быть затянутыми в порог, хотя по логике он должен быть слышен ещё задолго, но кто знает, какое течение может быть перед порогом. Тот самый чум, который по описанию находится у начала порогов, появился неожиданно. Перед ним оказался довольно мощный перекат, о котором мы не знали. Сразу же за ним полутораметровая ступенька через всю реку, предвестник порога, который находится в семи километрах ниже по реке.
   Слив, несомненно, интересен в плане прохождения. Велика вероятность, что наша лодка легко его может преодолеть. Но отсутствие страховки и холодная вода не позволяют рисковать. Поэтому провели лодку на бечеве рядом с берегом. Хотя, честно говоря, очень уж хотелось прокатиться самому с этой горки. Протяжённость порога около 400 метров. Последние валы я прошел в одиночку, высадив Татьяну на берег. Далее река разбилась на несколько проток со стремительным течением, которые вновь собрались в одно русло под высоким торфяным обрывом. Мы уже были в курсе того, что по левому берегу в обход порога есть дорога. Поэтому, приближаясь к порогу, внимательно всматривались в левый берег, чтобы высадится прямо у самого его начала. Пугала неизвестность – а вдруг там окажется высокий скальный берег? В итоге оказалось, что все наши страхи были напрасны. Всё сложилось лучше некуда – идеальный выход на берег прямо у самого начала, в 50 метрах от первого слива, и прекрасное место для стоянки с обилием дров, и тут же рядом дорога. Перетаскав всё на берег и обустроив лагерь, закончили этот день.
   Сплавляясь по реке Рыбной, заметили, как удивительно меняется тут погода. Ветер постоянно меняет направление на 180 градусов. Если один день дует с юга, то на следующий день обязательно подует с севера. За все дни нахождения тут, у нас ни разу не бывало такого, чтобы он два дня дул в одном направлении. И погода, разумеется, меняется в соответствии с направлением ветра. Южный приносит тепло и дождь. Северный – ясную солнечную погоду и холод. Накануне нас мочило весь день дождём, а сегодня солнечно и ветрено. Собрались и сделали первую ходку. Все, кого мы видели на маршруте, говорили нам, что протяжённость обноса порога Орон 4 километра. Непонятно, откуда они это взяли? Измерения по спутниковым снимкам программы Гугл-Земля показали: от начала порога и до ручья Тагенар всего 2,5 километра. Там заканчивается последняя шивера. А если становится на воду сразу после второй ступени, то там обносу всего полтора километра. Странные какие-то «километры» у местных.
   В общем, по хорошей дороге мы с лёгкостью, сами того не ожидая, незаметно прошли это расстояние. На обратном пути решили поближе осмотреть порог. Подошли к нижней ступени и увидели внизу палатку, костёр и людей возле него. Это оказались жители Норильска, приехавшие сюда на выходные на рыбалку. Нас сразу же пригласили в гости на чай. Опять закормили разными благами цивилизации, но вкусней всего оказался согудай из Чира, которого они тут ловили сетям в яме под порогом. Ничего вкусней мы ещё не пробовали. Деликатес этот просто таял во рту.
   Вернувшись в лагерь, сварили уху их голов и хвостов пойманных щук. Татьяна посвятила оставшееся время отдыху, я же решил сходить – сделать фото-видео сессию порога. Тем более ветер стих и стало по-летнему тепло.
   Порог довольно мощный, двухметровые валы весьма впечатляют и приковывают взгляд. Зрелище действительно красивое. В спортивном плане в малую воду он наверняка проходим опытной командой на катамаране. Правда, об удачном его прохождении ничего неизвестно, но есть два памятника смельчакам, рискнувшим его пройти, как напоминание следующим.
   Как он выглядит в большую воду, мне эти норильчане, с которыми я тут познакомился, показали на видео, снятом на смартфон. Там такое месиво... просто нет слов. Вода кипит, взлетая более чем на два метра, словно в гигантском котле.
   Так, не в силах оторваться, снимая порог с разных ракурсов и планов, я не заметил, как израсходовал весь заряд последнего оставшегося аккумулятора в камере. Старался снимать самое основное, чтобы не повторяться, но около такой красоты – это просто невозможно.
   Так что же представляет собой порог? Первая ступень заканчивается водопадным сливом. Затем следует разлив в виде круглого озерца. И далее, вторая ступень в узком каньоне. Густой частокол мёртвого леса придаёт какой-то мистический вид всему этому пейзажу. Но особенно поражают идеально гладкие плиты, которые идут слоями. Раннее, мне нигде не приходилось встречать такого наслоения осадочных пород.
   К вечеру южный ветер вновь нагнал тучи. В тот день мне пришлось одному сделать ещё одну ходку с 10 килограммами, чтобы оставшийся груз можно было вдвоём унести за один раз. В итоге, в две совместные ходки мы перетащили 80 килограмм груза.
   Следующий день, как по расписанию, опять дует север. Холодно и солнечно. Потратили первые полдня на жарку оставшихся щук и ближе к вечеру, когда ветер ослаб, сняв лагерь, пошли к лодке.
   Накануне во время съёмки порога я обнаружил заросли спелой красной смородины. Конечно же, мы не могли пропустит такое лакомство. Поэтому долго ползали по кустам, наевшись до оскомины.
   Придя к устью Тагенар, накачали лодку и сразу отплыли, потому как время ещё позволяло, было достаточно светло, да и места тут не было удобного. Решили плыть до первой хорошей стоянки. Ниже порога река первые семь километров течёт широким руслом с островами посредине, которые делят её на две самостоятельные протоки. Течение быстрое, почти вся река - сплошной перекат. Поэтому плыть одно удовольствие. Вот только берега непригодны для стоянок. Три раза выходили на берег, и всё безрезультатно. И только через 9 километров в устье Гремяки нашлась идеальная полянка в кустах на высоком берегу, защищенная от ветра. На этом и завершился день.
   С утра было пасмурно и холодно. Поэтому никуда не торопились, долго нежась в тёплой и уютной палатке. Вода в Гремяке мутноватая, с примесью глины. Даже возле берега, когда становишься на камни – засасывает. Пробовал рыбачить – бесполезно. Позвонил по спутниковому телефону дочери, поздравил её с днём рождения.
   К полудню начал подниматься ветер. Благо, что он был южный, попутный. Поэтому рассчитывали с его помощью пройти оставшиеся 40 километров до Норильска, завершить маршрут. Сначала было вполне комфортно мчать, подгоняемыми ветром. Но к ветру добавился непрекращающийся моросящий дождь. Промокшие, под постоянно усиливающимся ветром, мы начали замерзать, несмотря на то, что он дул нам в спину.
   Один из местных ещё на пороге нам сказал, что ниже по реке есть избушки, где можно будет остановиться в случае непогоды. И теперь мы вглядывались в унылые и непригодные для стоянок берега в ожидании этого желанного приюта. Никогда ещё мне так не хотелось натопит печь, согреться и обсушится, как сейчас. И действительно, на берегу возникло какое-то строение, похожее со стороны на сарай. При более близком знакомстве это оказалось малопригодное для ночлега укрытие с протекающей крышей и дырявой дверью. Внутри сырость, плесень и грязь. Удивительно, внутри есть печка, и даже дрова наколоты. Неужели кто-то ещё пользуется этим укрытием? Мы и так брезгуем всякими там домиками и избушками, а тут вообще ужас. Наша палатка кажется раем и верхом комфорта по сравнению с этим. Но, к сожалению, укрыться и поставить тут поблизости палатку, было негде. Пришлось плыть дальше. А ветер уже достиг почти штормовой силы. Благо он дул вниз по течению реки, и волна была не очень большая, длинная и пологая. И берега, как назло, были непригодны для стоянки. В основном из-за отсутствия укрытия от ветра. Не знаю, сколько бы мы ещё мчались по реке, сражались с непогодой и подгоняемые ветром, но судьба нам всё же улыбнулась в тот вечер. В месте впадения в реку маленького ручейка мы увидели узкую площадку, закрытую с подветренной стороны стеной высокого ивняка, и с другой – глинистым уступом, обрывающимся в овраг. Это было то, что мы так долго искали. Подрубив кусты, вклинились туда ещё на полтора метра и получили что-то вроде логова - идеальную защиту от разбушевавшейся непогоды. Над нами бушевал шторм с горизонтальным дождём, а нам в палатке было тепло и уютно. Ветер не проникал сквозь эту плотную стену ивняка. Мы были для него здесь вне досягаемости. Сготовив ужин на газовой горелке, залезли в спальники и тут же быстро согревшись, уснули. А ветер продолжал бушевать всю ночь. И лишь к утру стало тихо.
   Оставался последний бросок: дойти до Норильска, завершить путешествие. Но сначала надо было собраться и снять лагерь. Воды для готовки (как и вчера) в реке набрать не удалось. Волнами взбаламутило воду, да и берег вязкий. Поэтому набирал её в болотце, чуть выше нашей стоянки, откуда и вытекает ручей. Холод и заряды моросящего дождя не давали расслабиться ни на минуту. Рядом в кустах расчистил ещё одну площадку, для костра. Плавник, который удалось собрать на берегу, был мокрый насквозь, его ничем невозможно было разжечь. Пришлось ломиться через кусты около ста метров, чтобы срубить и притащить оттуда сухую лиственницу. Лишь расщепив её сердцевину, удалось разжечь костёр. Пока собирались, вновь начался ветер, но в этот раз уже встречный, с севера. И когда мы тронулись в путь, он уже успел набрать силу. Последние километры перед впадением в Норилку река Рыбная представляет собой прямые протяжённые плёсы и имеет ширину более 200 метров. Ветер поднимает тут огромную волну. Идя вдоль берега, борясь с волной и встречным ветром, за 3 часа удалось пройти лишь 8 километров, и встать в километре от устья напротив островов. Пообедав здесь под прикрытием берега в тиши, решили идти до последнего.
   Отсюда уже виден дымный шлейф сернистого газа из труб Надеждинского комбината, протянувшийся на многие десятки километров. До Норильска остаётся всего 11 километров.
   Пока обедали, ветер немного ослаб. Вошли в знакомую уже Норилку и продолжили движение, прижимаясь к левому берегу. Надо сказать, несмотря на встречный ветер, двигались мы вполне успешно, тому помогало весьма интенсивное течение. Но даже несмотря на это, нам эти последние километры показались вечностью. Шли в сгущающихся сумерках. Уже остался позади высокий корпус больницы Оганер, который хорошо виден с реки, а пристани Валёк всё ещё не было видно. Лишь поздно вечером в полной темноте мы достигли лодочной пристани возле насосной станции городского водозабора. Причём, перепутав пристань. За что пришлось познакомиться с охранником, который вежливо дал нам понять, что мы находимся на территории режимного объекта. Он был крайне удивлён нашим появлением, спросив, как мы сюда попали. А когда показали ему нашу лодку и сказали, откуда идём и сколько дней уже в пути, то вообще впал в ступор. В общем, мы ошиблись всего лишь на 50 метров, приняв служебную пристань за городскую лодочную.
   Исправив ошибку, причалили к спуску, выложенному бетонными плитами. Темно, холодно, сыро. На берегу скопление лодочных гаражей, контейнеров. Палатку ставить негде. Небольшая площадка, отсыпанная щебнем – подъезд транспорта к воде. Понятно дело – тут становиться нельзя. Поодаль же на берегу в обе стороны грязь и мусор. Нашли среди контейнеров небольшую эстакаду высотой около метра, вымощенную досками, как раз вместившую впритык палатку. Залезли в палатку и быстро согрелись. Непривычно было осознавать, что под нами около метра пустоты.
   На утро, упаковавшись, вызвали такси, которое отвезло нас в Норильск. Предварительно договорились по телефону с гостиницей. Попросили ту же самую квартиру. В итоге, нас там уже ждала администратор. Хоть мы с вожделением мечтали о горячем душе, помыться нам так и не удалось. В тот же день отключили горячую воду на неделю по всему городу. Отопления тоже не было. Но в течение трёх дней нам удалось-таки просушить лодку и снаряжение. Опять была проблема отправить часть снаряжения, потому как в самолёт не брали с перевесом. Решили её, отправив почтой 30 килограмм груза пятью посылками. В итоге всё увозимое с собой имущество составило 50 килограмм на двоих.
   Так окончилось это путешествие.
   На пути в аэропорт, когда покидали Норильск и проезжали мимо дымящих труб комбината, меня охватило странное чувство. Несмотря на то, что сам город не понравился, мне не хотелось отсюда уезжать.
   Интересная странность с грузом случилась в Новом Уренгое. За ручную кладь не взяли оплату. Хотя, когда летели из Салехарда на Новый Уренгой, пришлось платить.
   
   Активная часть маршрута составила 44 дня. Из них 7 днёвок.
   Общая протяженность маршрута – 549 километров.
   Много это или мало, судите сами.

Опубликовано 20 июля 2018